Татьяна Волосожар — Максим Траньков: «Следующее четырехлетие будет еще интересней»

В Японию на чемпионат мира по фигурному катанию двукратные олимпийские чемпионы в парном катании Татьяна Волосожар – Максим Траньков приезжали в качестве болельщиков. Ребята признались, что не припомнят, когда в последний раз имели возможность наблюдать за тренировками и выступлениями парников с трибуны, что отчасти заставило их поменять свои планы. О соперниках, коллегах и перспективах парного катания Татьяна Волосожар и Максим Траньков рассказали сайту ФФККР.

«Грядут большие перемены в парном катании»

Вы что-то отметили для себя на этом чемпионате мира?

Таня: Грядут большие перемены в парном катании. Уровень участников очень высокий. Даже при том, что после Олимпиады не все лидеры участвовали.

Максим: В следующем сезоне будет очень любопытно посмотреть, кто останется, кто закончит карьеру. Мы со многими ребятами разговаривали, но пока они не могут ответить что-то определенное. Кто-то меняет партнерш, кто-то партнеров. В смысле перемен, следующее четырехлетие обещает быть очень интересным.

«Алене с новым партнером придется все начинать с нуля»

Алена Савченко объявила, что продолжит карьеру с французом Бруно Массо. Что можете сказать о ее решении?

Максим: Сложно комментировать. Конечно, Алене хочется использовать еще один шанс. Вроде бы речь идет о том, чтобы кататься за Францию. Но при смене гражданства паре придется пропустить как минимум сезон. А так как мы с Таней остаемся, есть Федя с Ксюшей (Ксения Столбова – Федор Климов), две канадские пары, китайцы очень запомнились, то Алене и Бруно придется непросто.

Таня: Им придется все начинать с нуля.

Максим: А мы знаем этот путь. И можем пожелать Алене и Бруно удачи. Хотя, повторяю, им будет непросто. И возраст… Но поживем – увидим, что получится.

Савченко – Шолковы был очень интересный дуэт. Одна из первых смешанных пар с темнокожим партнером. У них безусловно, был свой бренд. И в сложившейся ситуации могу сказать только слова поддержки Робину, потому что кататься 11 лет и вдруг такое… Вместо того, чтобы уйти в шоу, ездить по гастролям, зарабатывать деньги, чтобы потом себя кормить, человек остался без работы, выброшенным фактически на улицу, за борт. Ладно, если бы у них не было высоких результатов, титулов, как в свое время у меня с Машей Мухортовой. Нас никуда и не приглашали. И мы оба ничего не теряли. Расстались, потому как не было прогресса. А тут совсем другая история. Уйти от партнера, когда имелись контракты для выступлений в шоу, не очень красиво. Но это их личное дело. Я общался Робином недавно. И знаю, что он не очень доволен.

Ваше партнерство с Таней изначально было обречено на успех. Вас двоих считали сильными партнерами. Но в отношении Савченко и Массо этого пока нельзя сказать.

Максим: Создавать новую пару всегда тяжело. Не надо также забывать, что наш дуэт появился перед Олимпиадой в Сочи, и в нас была большая заинтересованность. Ради результата, люди из нашей команды, а это человек пятнадцать, отказались от многого – семьи, всего. А будет ли у этой пары аналогичные условия? Таня каталась у Инго Штойера и знает ту систему.

Таня: На одних плечах Инго тяжело будет вытащить пару. И потом во Франции есть уже сильный дуэт Джеймс – Сипре.

Максим: Если Джеймс – Сипре найдут тренера по парным элементам, то запросто смогут прибавить. Потому что их сегодняшний тренер Клаудия Пери тренирует одиночников. Они учатся по видеокассетам. И каждый турнир и тренер, и спортсмены приезжают, чтобы набираться опыта. Знаю, что они ищут консультанта по парным элементам, который будет помогать им в работе вместе с их тренером. И если они найдут такого специалиста, то, думаю, что не будут стоять на месте, потому что скатанная пара. Два года подряд входят в десятку на чемпионатах мира и в пятерку на первенствах Европы, борются за медали на этапах Гран-при. У пары большой потенциал. Они прыгают лучше всех. Так что Алене и Бруно придется пробиваться в команду на национальном уровне.

Плюс разная техника. Встал в пару с опытным партнером и просто поехал – так не бывает. В парном катании большую роль играю многие нюансы, темп. Партнеры должны работать в одном темпе. Да и потом Бруно очень высокий, не такой как Робин, и фигуристам придется очень ко многим вещам приспосабливаться. Это большой труд. Мы знаем, потому что с Таней весь этот путь прошли. Первые полгода вообще ничего не получалось. Таня: Но Алена терпеливая. Думаю, она еще четыре года потерпит.

Максим: В любом случае, будет интересно, если в фигурном катании появится еще одна способная пара.

«Олимпиада показала, кто и что из себя представляет»

В числе соперников вы упомянули канадцев. Перед началом сезона очень много говорилось о паре Дюамель – Рэдфорд. Им прочили медали практически на всех турнирах, однако на Олимпиаде этого не произошло.

Таня: Знаете, их параллельный тройной лутц – это как туман, сквозь который ничего не видно. Хотя намного сильнее считается другая канадская пара Мур-Тауэрс – Москович.

Максим: Весь мир говорит, что Мур-Тауэрс – Москович лучше. Они на голову выше Дюамель – Редфорд.

Таня: И по катанию и по внешним данным, что немаловажно.

Максим: Олимпиада показала, кто и что из себя представляет. Самый главный старт Тауэрс – Москович выиграли в одну калитку.

Таня: На Олимпиаде они были пятыми, Рэдфорды – седьмыми.

Максим: Олимпийские игры всегда все расставляет по своим местам. На чемпионате мира в Японии Дюамель – Рэдфорд невнятно откатали произвольную программу, получив бронзовые медали. Но если в прошлом году они за них бились и прижали немцев, то сейчас эта бронза, скорее, воспринимается как случайность.

«Это хорошо для дебюта, но Нодари и Юля должны прибавлять»

Во многих интервью вы достаточно подробно рассказывали в своих одногруппниках Ксении Столбовой – Федоре Климове. А какое мнение сложилось относительно других российских дебютантов Юлии Антиповой – Нодари Маисурадзе?

Таня: Ребята хорошо выстояли на этом чемпионате.

Максим: Хорошо для дебюта, но им нужно прибавлять. Мне кажется, что они могут кататься повзрослее. Нодар очень опытный партнер. Им нужно делать более взрослые программы, сложнее поддержки, прибавлять в скорости.

Таня: Возможно, они хотели запомниться. Делали оригинальные вещи. Правда, правилами они не очень хорошо оцениваются.

Максим: Но их тренер Артур Дмитриев (я у него тоже тренировался) – очень грамотный специалист в плане техники. И если они смогут к следующему сезону подготовиться и поставить новые программы с хорошими переходами, то, безусловно, у пары появится шанс. В Японии Нодари и Юля свою программу максимум выполнили – попали в десятку.

После чемпионата ребята рассказывали, что разучивают четверной выброс, четверную подкрутку уже делают. То есть делают упор на сложные элементы.

Максим: Как молодые китайцы? Но и какие места китайцы занимают с четверными подкрутками? Да и потом, мне кажется, что до четверного выброса нашим ребятам пока далеко, потому что и тройные выбросы делают порой на две ноги. К тому же, это травмоопасно. Девочка маленькая.

На самом деле, я не очень понимаю, зачем? Техническую оценку ребята набирают неплохую и без этого. Им надо просто посмотреть по распечаткам, чего им не хватает. Видно, что у них небольшие компоненты, потому что программы слабые. На их месте я бы прибавлял в катании, хореографии и так далее. Мы с Таней показали на своем примере, что можно выигрывать серьезные турниры без элементов «ультра-си». Так стоит ли игра свеч? Надо ли делать ставку на элементы в четыре оборота, тройные лутцы, если на чемпионате мира можно победить с одинарным акселем? Как это произошло в Японии.

«В последнее время развития у пары не было»

Что можете сказать о Вере Базаровой и Юре Ларионове?

Максим: В последнее время развития у этой пары не было. Они стояли на месте. Причина кроется в проблемах со здоровьем и прыжками у партнерши. Из-за этого на тренировках Вера постоянно расстраивалась. У Нины Михайловны, которая, как ни пыталась наладить ситуацию, не очень получилось. Например, все начинают разминаться с прыжков, а Вера с Юрой заканчивали этим тренировки, потому что иначе сразу возникали проблемы.

Конечно, им нужно было что-то менять. И они правильно сделали, что поменяли тренера. Просто вышло не очень вовремя. А они еще и «развалились» в конце сезона. Не так все было радужно в прошлом году. Так что сначала пару надо было собрать за лето. Вылечить Веру. Потом начать работу.

Конечно, ребята заслуживали большего в этом сезоне. И теряли они по мелочам, но на мелких ошибках теряли много. Плюс появился «локомотив» Федя с Ксюшей, который всех «сметал» на пути. Вере и Юре было психологически непросто с этим смириться, ведь до этого они были номером два или три в сборной. Все время шли за нами. Чувствовали себя комфортно. Им не надо было ни с кем бороться. А тут каждую тренировку необходимо было соперничать, доказывать. По ходу сезона они постоянно росли вместе с Ксюшей и Федей, но так вышло, что в итоге упустили место на командном олимпийском турнире. Для них это стало ударом. Просто не выдержали конкуренции.

Что будет с парой, не знаю. Будут ли они продолжать? Во всяком случае, Юра не собирается заканчивать. Но каковы их планы, мне неизвестно.

«Сезон начнем с этапов Гран-при»

Для вашей пары Олимпиада сложилась удачно. В Сочи вы сказали, что возьмете тайм-аут и вернетесь обратно на лед к чемпионату России. Планы прежние?

Таня: Нет. Мы будем в Гран-при участвовать.

Почему решили сократить отдых?

Таня: Решили, что постепенно будем входить в сезон.

Максим: Пока не до конца понимаем, что будет со второй частью сезона. Мне нужно до конца вылечить плечо, потому что одной связки там практически нет. Но и надо посмотреть, каким будет расклад сил на следующие четыре года. Чемпионат мира пройдет в Китае. Китайского прессинга не избежать. Да и китайские пары входят в элиту парного катания.

Опытные Пан Цинн – Тун Цзян закончили карьеру?

Максим: Вроде да. Не очень понятно, что будет со второй парой Чэн Пен – Хао Цзан. Партнер говорил, что девочку накатает и кому-то передаст, потому что разница в возрасте довольно ощутима. У китайцев есть еще одна хорошая пара. Она выступала на Кубке Китая. Есть и чемпионы мира среди юниоров Юй Сяоюй и Ян Цзин. Кто-нибудь еще обязательно подтянется. Но и у нас в России сейчас с парами все в порядке.

Таня: Главное – не растерять позиции, собрать сильную команду. У нас есть Федя с Ксюшей. Есть Тарасова – Морозов – серебряные призеры чемпионата мира среди юниоров, что очень выгодно не быть чемпионами мира перед переходом во взрослый спорт.

Почему?

Максим: Второе место всегда лучше на будущее, потому что чемпионы мира, как правило, не выкатываются никогда на взрослый уровень. За всю историю фигурного катания только одна пара Гордеева – Гриньков доросла с чемпионов мира среди юниоров до победителей взрослого мирового первенства.

Помню, я был чемпионом мира среди юниоров, и приехал на взрослые соревнования, занял там последнее место. У меня был шок. Шансов никаких. Или маленькие китайцы – Сяоюй – Цзин. Они были трехкратными чемпионами мира среди юниоров. Был момент, когда они занимали высокие места. Но в итоге до сих пор во взрослом катании наивысшего для себя результата они добились на турнире «Четырех континентов». Но это даже не чемпионат Европы.

«В Америке и Италии проблемы с парниками»

Словом, в следующем сезоне основными конкурентами останутся китайцы, канадцы, французы… Американцы?

Максим: Американцев нет вообще. Саймон Шнапир говорил, что у него проблемы с коленом, и он не знает, будет ли кататься дальше. Каффлин еще в начале сезона обмолвился, что будет серьезно думать. А если Джон с партнершей не попали на Олимпиаду и чемпионат мира, то на большое финансирование рассчитывать не приходится. В Америке, чтобы тренироваться, ты должен быть либо из богатой семьи, либо иметь результат. Если же Каффлин не восстановился после травмы и финансовой поддержки нет, а надо кормить семью, он взрослый мужик, то, значит, нужно идти работать. В Америке в этом плане все серьезнее и сложней. Если работать, то нет времени на тренировки. Поэтому, думаю, что на мировой арене законодателями моды в парном катании будут китайцы, канадцы и русские. А на европейском – французы, итальянцы. Правда, если итальянцы останутся, потому что Ондрей Хотарек пока тоже не знает, продолжит ли выступать.

Таня: У Хотареков есть определенные проблемы с финансированием, да и тренера по парному катанию сложно найти. Понятно, что для итальянцев важно участие в чемпионате мира, но они реально понимают, что могут подобраться только к пятерке. Насчет Европы они сказали, что очень много сильных пар из России. И если в будущем россияне займут весь пьедестал, то итальянцам нет смысла продолжать кататься.

Максим: Ондрею 30 лет. Стефания выходит замуж за американца. Возможно, им проще будет найти себя в шоу, уйти деньги зарабатывать.

В Европе вообще не очень понятно, что будет с парным катанием. Пар фактически не остается. Сильная израильская пара распалась. Я считаю, что это очень плохо для парного катания в целом. Должно быть какое-то разнообразие, конкуренция, чтобы вид спорта развивался.

Но парное катание так или иначе все же будет двигаться вперед, потому что в олимпийской программе появились командные соревнования. Все увидели, что можно завоевать медали в составе команды и стать полноценными олимпийскими чемпионами или призерами Игр. Поэтому в Америке, наверняка, оно не исчезнет, потому что на следующей Олимпиаде американцы захотят превратить свою бронзу во что-то большее. И азиатские страны станут развивать все четыре вида.

Безусловно, после Олимпийских игр много пар распадется, много будет создано новых. Предстоит интересное четырехлетие, интереснее чем до Сочи, потому что тогда только мы с Таней появились на новеньких, остальные дуэты были опытными, накатанными, хорошо знакомыми. Сейчас же мы увидим много новых имен, поэтому нам с Таней и хочется поучаствовать в Гран-при, чтобы понимать, с кем предстоит состязаться в дальнейшем.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...