Татьяна Волосожар — Максим Траньков: «У нас есть опыт, который позволяет кататься не на всю катушку, но включиться в нужный момент»

Двукратные олимпийские чемпионы Татьяна Волосожар – Максим Траньков в четвертый раз выиграли чемпионат Европы. Фигуристы пропустили прошлый сезон, да и в этом их беспокоили травмы. Тем не менее, несмотря на все негативные моменты, на соревнованиях в Братиславе российский дуэт был вне конкуренции. После выступления фигуристы ответили на вопросы российских журналистов.

— Как вы оцениваете свое выступление на этом чемпионате Европы?

Максим: У нас было сложное начало дня: ранняя тренировка. Кроме того, не было возможности вернуться в отель. Кататься было сложно. Не знаю, почему с 2014 года организаторы предпочитают такой сумасшедший график соревнований для парников. И это с учетом того, что мы исполняем сложнейшие элементы. Девочкам приходится особенно тяжело. Но на самом деле этим расписанием недовольны все парники.

— Что вы скажете про сам прокат произвольной?

Татьяна: Мы неплохо откатались, но можем еще лучше.

Максим: Учитывая все проблемы, которые у нас были, я бы сказал, что мы откатались хорошо, но где-то потеряли в уровнях, где-то допустили ошибки.

— Как вы оцените свое возвращение?

Максим: Это не столько возвращение, сколько новый путь к следующим Олимпийским Играм. Хотелось бы забыть про мою травму и постараться найти новые элементы, новые программы, новый путь в фигурном катании. Мы были готовы к тому, что возвращение будет непростым.

По ходу подготовки к сезону нам пришлось заново, с самых азов разучивать поддержки. Я не тренировался около восьми месяцев и потерял силу. Сейчас все нацелены на выполнение четверных подкрутов и выбросов. Мы понимаем, что должны быть к этому готовы.

На этапе Гран-при во Франции мы не могли исполнять выброс, но смогли подготовиться к чемпионату страны. Этот сезон, я полагаю, для нас наиболее сложный, а следующий должен быть уже легче.

— Насколько сложно выступать в этом сезоне, ведь ваше сегодняшнее катание все будут сравнивать с тем, что было в олимпийском сезоне?

Максим: Мы сами поначалу очень много критиковали себя за ошибки. А потом сели, пересмотрели все свои соревнования. И ведь на самом деле мы идеально катались, лучшие прокаты в сезоне показывали, на чемпионах мира и в олимпийский сезон. Во все остальные годы мы постепенно, постепенно набирали форму.

Так что после этого успокоились. Поняли, что все соревнования – это просто работа, подводящая к главному старту. Невозможно все время кататься и доминировать с мировыми рекордами. Но можно просто выигрывать. Сейчас я знаю, многие будут говорить: «Не было тех, не было этих». Но мы сделали минимум, чтобы победить на этом чемпионате. У нас есть опыт, который позволяет кататься не на всю катушку, но включиться в нужный момент.

Мы знаем, как мы катаемся на тренировках. Мы знаем, как подходить к тренировкам. Единственное, что нас сейчас подводит – это здоровье. Все остальное в порядке.

— Для вас что-то значило, что в этих соревнованиях участвовала Алена Савченко с вашим новым партнером?

Максим: Не знаю, чьи это выдумки. У меня нет никакого соперничества с Аленой.

Татьяна: Мы всегда сами себе соперники. И не устанем об этом говорить. Выходя на лед, думаем только о наших прокатах, а не о том, кто там приедет или не приедет и по какой причине.

Максим: Мы и на Олимпийских играх в принципе не особо соперничали с Савченко. По-моему, сейчас это лишнее нагнетание обстановки. Я не знаю, сколько у нас третьих уровней было в программе, произвольную сделали с ошибками, но при этом выиграли у немцев порядка 20 баллов.

— Но без немецкой пары этот турнир был бы менее интересным?

Максим: Поймите, что парное катание сейчас идет в такую сторону, что скоро на чемпионате Европы будет 5-7 пар.

— Почему?

Максим: Потому что люди убиваются с четверных.

— Но фигуристы и раньше травмировались?

Максим: Такого не было. Чтобы фигуристы сильнейшей группы срывали элементы? Когда сильнейшая группа выходит, и спортсмены срывают поддержки, это о чем-то говорит.

— Какой выход? Парное катание все равно пойдет по пути усложнения.

Максим: Усложнение должно быть такое, как делают Алена с Бруно. И тут я их полностью поддерживаю. У них обалденные поддержки и обалденная подкрутка. Вот это парное катание. А то, что там делают плюгавенькие четверные выбросы – это никакое не усложнение. Это ерунда. Плюс девочки страдают. Да и какие должны быть партнерши, чтобы с этим справляться. Посмотрите на этих девочек, которые делают четверные выбросы. Если мы говорим об эстетике, то это немного в другую сторону катание уведет, в сторону спортивной гимнастики.

Мне кажется, что рано или поздно будет прецедент. И тогда кто-то точно напишет письмо на имя Оттавио Чинкванта (президент ИСУ – прим.), потому что в этом году мы потеряли пять пар.

— Почему не написать вам такое письмо как самой авторитетной паре?

Максим: Мы не ломаемся на этих элементах. А что мы можем написать: посмотрите вокруг нас люди ломаются? Я понимаю, если бы мы сломались, тогда другой разговор. Да, мы полезли на четверной подкрут, мы полезли на четверной ритбергер выброс. Получили травмы. Я сорвал косые мышцы спины, Таня – ахилл. И кому это было надо? Опять полсезона потеряли. Сейчас бы катались на две головы выше других, если бы мы на это не лезли.

— Действительно: правила все это поощряют, а на практике травмы.

Максим: Посмотрите, в нашей команде четыре травмы за предсезонку. Забияко – две травмы. Сейчас она с тяжелейшей. Столбова – две травмы. И это только в нашей команде. Китайцы – не последняя пара в мире, которая должна была бороться золото, но не приехали из-за травмы пятки. Пятка отбита. Там что-то серьезное, чуть ли не некроз начинается. Денни – Фрейзер – девочка закончила вообще с фигурным катанием. И тоже из-за падения с четверного выброса. Это мы не говорим еще о китайцах Чен – Пен, где девочка билась об лед и каталась на «CupofRussia» вот с такой гематомой на лице.

Если это нравится ИСУ, если это нравится зрителям – это один разговор. Но петлю Корбут же запретили в гимнастике. Почему не усложняют прыжки. Почему уже 30 лет все прыгают тройной сальхов. Еще Олег Васильев его прыгал. Только одна пара прыгает параллельный тройной лутц. Сейчас пытаются австрийцы и так далее. Почему никто не прыгает тройной флипп, тройной лутц? Почему никто прыжки не усложняет? Почему не усложняются поддержки, не усложняются подкруты. Но четверной подкрут – понятно. Там партнер контролирует, его можно делать, если вес позволяет. Не все будут делать этот элемент, но это хотя бы под контролем. А другие сложные элементы.? Если парное катание пойдет в эту сторону, то нам с ним не по пути.

— Здоровье дороже.

Максим: На данный момент, да. Когда ты все уже выиграл. Есть все титулы и не по одному разу, то думаешь и о здоровье. Мы хотим побеждать. И потому попали, вовлеклись в этот свеобщий психоз. И из-за этого психоза полсезона пропустили. Не поехали на НЧК, где бы мы спокойно обыгрывали канадцев, которые откатались абы как, а мы были нереальной форме. Но… выкосили себе полсезона.

— Когда есть все титулы, что вами движет?

Максим: Мы немного должны этой стране за то, как нас вели к Олимпиаде в Сочи. И уходить сейчас, когда некому пока что занять наше место, не хочется. Грубо говоря, если бы мы не приехали сюда сейчас, то у нас были бы новые чемпионы Европы из другой страны. И Россия опять бы потеряла где-то.

Татьяна: За страну, за себя надо выступать.

Максим: Нас просят. Но, конечно, мы теряем много. Сейчас с нынешним курсом валют могли бы зарабатывать в шоу за границей и прекрасно жить в России.

— Можно же сочетать?

Максим: Мы пытаемся сочетать, но за столько предложений, сколько мы отметаем, могли бы уже не один дом себе построить.

— Решение продолжить карьеру было обоюдным?

Максим: Я, наверное, в большей степени, чем Таня нахожусь в таком состоянии, когда не испытываю вообще никакого удовольствия и удовлетворения. Я не могу пока найти в себе такой момент, чтобы соревноваться и получать от этого удовольствие или испытывать адреналин. У меня пока в голове каша. Вроде мы и семью создали, и детей рожать, а надо подождать. Пока Таня молодая. Невозможно же до 35 лет кататься. Не все такие фанаты, как некоторые, чтобы 15 лет назад выступать на чемпионате Европы и возвращаться. Но Таня меня подстегивает, говорит: «Нет, давай еще потерпи пару лет».

Татьяна: Я чувствую, что есть силы и любовь к фигурному катанию. Со здоровьем все хорошо. Проверялась. Детей мы собирались рожать, но так как приняли решение остаться в спорте, просто настроены на новую цель. То, чем я и занималась раньше. Все-таки мы не так давно на мировой арене, всего четыре сезона. Есть еще порох в пороховницах. Я это чувствую.

— Одна фигуристка как-то сказала, что в фигурном катании очень трудно бывает остановиться, особенно женщине. Умная, красивая, состоятельная, а потом понимаешь, что везде опоздал.

Татьяна: У меня были такие мысли. И план в голове уже созрел после Олимпийских игр 2018 года.

Максим: У нас есть четкий план, чем Таня будет заниматься, чем я буду заниматься, как я буду работать.

Татьяна: Также у нас есть наша школа фигурного катания в Сочи.

Максим: Которой нужно будет заняться вплотную. Мы же не присутствуем там практически. Но это не бизнес. Мы ничего не зарабатываем.

— Вы не думаете тренировать?

Максим: Выводить спортсменов на лед точно не буду. И руководить ничем не буду. Думаю, что стану работать на телевидении и тренировать, но не первым тренером.

— И тренировать Таню с новым партнером.

Татьяна: Нет, Максим у меня единственный.

— В свете всего сказанного, насколько значима победа на этом чемпионате Европы?

Татьяна: Значима, потому что у нас очень скомканный сезон. Мы хотели его полноценно провести, откатать. Но то одна травма, то вторая, потом опять проблема с мотивацией, как после этих травм выступать? Нужно ли возвращаться?

Максим: У каждого есть свои индивидуальные планы. И наша цель была выиграть чемпионат Европы. Мы не говорили о Гран-при, финале Гран-при. У нас была цель – чемпионат Европы. И в принципе мы довольны. И тренеры довольны, что мы свой план полностью выполнили, потому что у других ребят возникли сложности. Нина Михайловна (Мозер – прим.) очень нервничает по этому поводу. Она очень близко всех к себе подпускает. У нее мы дети родные. А дети все сломаны. Она сама из-за этого начинает болеть, переживать… Как следствие проблемы со здоровьем, со всем на нервной почве. Ребята травмированы. Гнетущая такая атмосфера. А мы как флагман должны были всех тянуть, заряжать энергией и толкать вперед. А нам уже это немного надоедает и тяжело. Хочется за кем-нибудь зацепиться и прицепом приехать.

— Насколько велики шансы увидеть вас на чемпионате мира?

Максим: Никто не говорил, что мы не собираемся туда.

Татьяна: Давайте доживем и будем двигаться пошагово.

Максим: Мы сейчас выступим в шоу, в тур в Швейцарию съездим как обычно. Приедем. Есть план поработать с некоторыми людьми, кое-чему новому научиться. И вообще мы планируем чемпионат мира. Тем более что Юко и Саши нет. Но Федор, думаю, восстановится, потому перед отъездом они с Ксенией практически все делали. Он не мог кидать подкрут, а этот элемент у них итак не блестящий, а без элемента ехать было сложно. Думаю, что они точно вернуться, потому что Ксюша – боец. И если она сказала, что будет делать четверной, значит, будет делать. Столбова – Климов на сто процентов планируют ехать на чемпионат мира. Мы на 95. Я не знаю, что должно произойти, чтобы этому помешать. Да, я еще не очень здоров в плане спины. Но надо будет на уколах выступать, выступим как здесь.

www.fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...