Тесно…

С одной стороны, про дождь можно и не писать. Что может быть более естественным, чем первый весенний дождь в марте? Однако по лицам волонтеров (а в волонтеров, похоже, на этой неделе превратились все жители Лондона) в понедельник читалось, что на такой поворот событий они рассчитывали менее всего: вода с такой силой хлестала по брезентовым крышам палаток, предназначенных для работы прессы и отдыха спортсменов, что впору было запасаться ведрами и убирать компьютеры со столов.

Можно было бы вообще наплевать на погоду, если бы организаторы чемпионата вовремя позаботились о том, чтобы обеспечить журналистам закрытый коридор, позволяющий попадать из пресс-центра на арену, не выходя при этом на улицу. Но увы: выбранный под чемпионат мира стадион, который до августа прошлого года именовался John Labatt Centre, а ныне носит гордое имя «Будвайзер Гарден» (со всеми вытекающими из многочисленных пивных кранов атрибутами), оказался слишком мал. Согласно официальным справочникам трибуны катка вмещают девять тысяч зрителей, однако, если исключить сектора, предназначенные для прессы, телевидения, фотографов и официальных лиц, а также комментаторские площадки крупных телекомпаний, расположенные в непосредственной близости ото льда, останется пшик. Поэтому и пришлось вынести множество объектов за пределы стационарного здания.

Тренировочный каток – тоже на расстоянии. 10-минутная поездка на автобусе, плюс – время ожидания этого самого автобуса у главного стадиона выливаются в добрые полчаса. Есть и пикантная особенность: каток на главной арене имеет стандартные канадские размеры. То есть он – маленький. А тренировочный – большой. Соответственно перестраиваться с одного размера на другой фигуристам придется на протяжении всех дней чемпионата.

Почему под чемпионат мира Канада решила выбрать Лондон – тоже некая загадка. Официальное объяснение «принимающей» стороны сводится к тому, что организаторы опасались не продать все билеты. Верится в это с трудом. Во-первых, в проведении подобных турниров Канада далеко не новичок. Для страны это уже десятое мировое первенство. Три последних чемпионата, на которых мне довелось побывать лично (в 1996-м в Эдмонтоне, в 2001-м в Ванкувере и в 2006-м в Калгари) проводились на полнометражных хоккейных аренах и проходили с неизменным аншлагом. Во-вторых, есть некий абсолютный нонсенс в том, что страна опасается не продать билеты, имея в двух видах программы из четырех совершенно реальные «золотые» перспективы, а в двух оставшихся намерена бороться за медали. И это, замечу, за год до Олимпийских игр.

Как бы то ни было, миниатюрность грядущего мероприятия прекрасно гармонирует с миниатюрностью самого Лондона – милого провинциально-игрушечного городка (даром что по официальной статистике город входит в десятку наиболее крупных в Канаде), с крошечным центром, который мог бы стать просто сказочным местом для прогулок, если бы не дождь.

Лицом канадского чемпионата, как и в 2006-м в Калгари, стали танцоры. Просто семь лет назад Канаде по большому счету было нечем хвастаться, кроме как одиночником Джеффри Баттлом и супружеско-танцевальным дуэтом Мари-Франс Дюбрей/Патрис Лозон. Но Баттлу, несмотря на его олимпийскую бронзу, только предстояло стать звездой, в то время как Дюбрей/Лозон уже считались полномасштабными звездами.

В Ванкувере-2001 страна сходила с ума по Джеми Сале/Давиду Пеллетье (они и выиграли тот чемпионат в парном катании), в Эдмонтоне-1996 героем был Элвис Стойко, обязанный по мнению своих болельщиков выиграть те соревнования, а в итоге с треском проигравший их.

А вот герои Лондона… Я погрешу против истины, если напишу, что в этом вопросе в оргкомитете чемпионата были какие-либо колебания или дискуссии. Именно в этом городке в сентябре 1987-го родился Скотт Моир, а двумя годами позже – Тесса Вирту, его партнерша. Неважно, что всех своих успехов, включая олимпийское золото Ванкувера-2010 и два золота чемпионата мира дуэт добился, выступая за детройтский клуб. Важно то, что для жителей Лондона эти фигуристы по гроб жизни останутся «ребятами с соседнего двора». Своими и горячо любимыми. Так какие, к черту, могут быть колебания?

Сами канадские фигуристы лондонский каток любят. Здесь в 2010-м проводился отборочный предолимпийский чемпионат страны и, как сказал, общаясь с журналистами, Патрик Чан, достаточно попасть в раздевалку, чтобы вспомнить совершенно особенное – в преддверии Олимпиады – чувство ответственности, а заодно порадоваться тому, что каждая скамейка и каждый крючок хорошо знакомы. Как дома, одним словом.

Единственное отличие для того же Чана заключается в том, что три года назад он был молодым и достаточно нахальным новичком, которому совершенно нечего терять. Сейчас же от него отчаянно ждут только победы. Как ждали в 1996-м от Стойко – уже двукратного на тот момент (как и Чан сейчас) чемпиона мира.

Не проводить эти исторические параллели, наблюдая за тренировками Патрика, было невозможно: в 1996-м громадный зал «Эдмонтон Ойлерз» точно так же вставал на ноги и заходился в овациях, едва Стойко оказывался на тренировочном льду. К спортсмену точно так же выстраивались бесконечные очереди желающих получить автограф и сфотографироваться. Правда, закончилось все это для канадца плохо: Стойко — железный боец Стойко, каким его знала вся страна, на глазах 16-тысячного зала развалился вдребезги уже в короткой программе. Сначала он сорвал каскад, исполнив вместо тройного акселя убогий прыжок в два с половиной оборота, а чуть позже, заходя на вторую каскадную попытку, окончательно «добил» всю страну: упал так, как ни разу не падал на памяти собственных болельщиков и пишущих о фигурном катании журналистов.

Сейчас, правда, канадцы об этом вспоминают философски. Исключительно с той позиции, чтобы лондонский чемпионат не превратился в этом отношении в deja-vue…

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...