Александр Жулин: у Татьяны Навки и Виктории Синициной — одна стихия

Российские танцы на льду встают на длинную тропу, ведущую в Пекин-2022. Тренер Александр Жулин рассказал корреспонденту РИА Новости Анатолию Самохвалову, что ломает в себе «пара нового четырехлетия» Виктория Синицина/Никита Кацалапов, поделился мнением, чем партнерша напоминает ему олимпийскую чемпионку Турина-2006 Татьяну Навку, объяснил, зачем он ждет возвращения на профессиональный лед Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева, и выразил надежду, что его группа не останется без катка для тренировок.

Разговоры при Собянине

— Во-первых, хочу спросить: что с базовой площадкой для тренировок? В «Олимпийском», где мы сейчас находимся, грядет реконструкция и, насколько я наслышан, у Жулина проблемы.

— Пока мы в подвешенном состоянии. Знаю, что здесь нам разрешено работать до 1 января. Что будет дальше, непонятно. Задача найти новое место тренировок перед нами стоит, но она в процессе решения.

— Варианты есть?

— Варианты всегда найдутся, но…

— Но заинтересованные в вас стороны есть?

— Заинтересованных мало.

— Ваша фигуристка Екатерина Боброва даже пыталась поднять этот вопрос на встрече с президентом России.

— И я этот вопрос поднимал при мэре Москвы Сергее Семеновиче Собянине. Но я понимаю, что катков для полноценной работы у нас не хватает. А катки нужны. Будем надеяться еще на то, что, может быть, этот, где мы сидим, не закроют, а оставят во время реконструкции. В принципе мы никому не мешаем.

— До Олимпиады в Сочи, когда с вами простились Елена Ильиных и Никита Кацалапов, вы признавались, что испытали момент отчаяния. Вот ваши слова в интервью РИА Новости: «Отдельное спасибо Алексею Олеговичу Воробьеву, с которым я познакомился в Москомспорте и которому сказал, что, наверное, буду валить в Америку. Он: «А в чем проблема?» Я: «Нужно ехать на сборы в Латвию с группой молодых спортсменов, которые пока неизвестны, а денег нет». Тогда проблема была решена, но сейчас у вас схожие трудности.

— Мне всегда очень помогает (нынешний глава Москомспорта) Николай Алексеевич Гуляев, мой хороший друг. Он мне сказал: «Не переживай, мы всегда что-то придумаем». Вот я стараюсь не переживать. Надеюсь, что моя группа не останется без льда.

— Посмотрел на фрагменты произвольной программы Виктории Синициной/Никиты Кацалапова и интуитивно ощутил начало конкуренции с чемпионами мира из Франции Габриэллой Пападакис и Гийомом Сизероном.

— С ними? Мы чуть поменяли стиль ребят. Первая часть произвольной – Bach, Air. Воздух. Вот и на льду должно быть всё воздушным. И вторая часть мне очень нравится. Крайне трудно найти быстрый музыкальный кусок, который бы подходил Баху по стилю. Понимаю, что порой такие сочетания выглядят просто ужасающе, но, к сожалению, наши правила принуждают нас к смене ритма. Это трудно совместить, но в этот раз мой друг помог мне найти очень сильную музыку, которая классно сочетается с Бахом. Композиция написана практически в той же канонизации. Это «Аллегро в стиле Пуньяни» Фридриха Крейслера. А танго ритм-танца целиком поставлено по мотивам Verano Porteño композитора Астора Пьяццоллы в исполнении Рауля Гарельо.

И я, и ребята довольны, как получились программы. Они получились и в прошлом сезоне, но, в отличие от него, нам наконец надо начать хорошо выступать.

— Прошлогоднюю произвольную по мотивам из двух концертов Рахманинова, кажется, никто не ругал.

— Я тоже не слышал критики. Нам даже советовали ее оставить и на следующий сезон, но, мне кажется, если мы хотим расти, надо браться за новое.

Синицина проявила упорство и умно себя вела

— Виктория, судя по общению с ней, за прошедший сезон стала психологически сильнее.

— Она и технически ускорилась. Да, она становится сильнее, техничнее. Самое главное, чего нам нужно было добиться, – это эмоционального сочетания Вики и Никиты. Люди все разные. Я очень надеюсь, что в этом году они покажут себя более зрелой парой. Потенциал у них огромный.

— В уровне мастерства они сблизились?

— Да, и психологически они поменялись.

— В чем это выразилось?

— Они стали хорошо тренироваться.

— Этого в прошлом сезоне не было?

— Да они чего-то много выясняли между собой. Были несовпадения в технике, что вызывало дискомфорт, и мы работали над тем, чтобы они стали подходить друг другу в этом плане. Вика проявила колоссальное упорство. Она умно себя вела. Думаю, плоды будут видны.

— Мы с ней много проговорили и подробно прошагали всю ее историю из американского Кэнтона до «Олимпийского», и я заметил, что она стала…

— …уверенной.

— Злой по-спортивному. Она мило говорит, но внутри нее стержень, который она сама вырастила.

— Я очень на это надеюсь. Ей это прямо необходимо! Она должна не сомневаться ни в чем.

— В этой паре нужны два источника силы? Или мы получим новую вариацию Ильиных/Кацалапова?

— Ильиных/Кацалапов, откровенно говоря, была неплохая пара, правда? Дело в том, что чем больше от пары идет харизматичности – от обоих партнеров, тем лучше. Конечно, всегда можно выстроить программу так, что женщина будет женщиной, а мужчина – мужчиной.

— А стоит ли из Синициной выбивать традиционную женщину и помещать ее в другие рамки, с другой харизмой — агрессивной и злой?

— Знаете, когда Таня Навка встала в пару с Ромой Костомаровым, ей очень не хватало резкости. Не было точности исполнения движений. Все плавные части программы она катала очень хорошо, но с быстрыми не справлялась. И Таня это прекрасно осознавала. И Вика это понимает. Стихия Синициной, как и Навки, – лиричное, женское, плавное катание. Но наша общая стихия – спорт. И в ней надо уметь всё.

Кацалапова все знают, чего его обсуждать?

— Но в новом произвольном танце этого привычного для Виктории стиля вы придерживаетесь.

— Не сказал бы. В танго быстрые куски имеются, и в произвольном один стремительный. И Вика начинает с ними справляться. Но главное, что она начинает справляться с теми задачами, которые перед ней ставят тренеры. Нельзя выступать на своем уровне и говорить: «Мне так удобно». Все-таки Кацалапов – олимпийский чемпион. И для нее это достижение Никиты всегда было небольшой проблемой. А, может быть, и большой. Потому что ей всегда нужно соответствовать ему. От этого у нее был моральный зажим. Нервотрепка. Неудачи. Это непросто – так сразу встать в пару с олимпийским чемпионом. Но прошло несколько лет, и пара стала складываться так, как и должна, исходя из потенциала. Когда на льду просто два красивых сумасшедших человека – это здорово. Но в спорте на льду должны быть прежде всего два атлета – отчасти злых, отчасти лиричных. И Никита должен уметь кататься медленно и пластично.

— У него есть минусы?

— У каждого они есть. Но плюсов у него гораздо больше. А Вика однозначно добавила, и это меня как тренера радует.

— Выяснения отношений между ними, вы сказали, стало меньше.

— Да. Просто Никита такой… Да все Никиту знают, что его обсуждать… Просто ему нужно соответствовать своему возрасту, понимать, что он мужчина и в жизни ему предстоит жениться, отвечать за свою семью. И если это осознание он хотя бы чуть-чуть перенесет на лед, будет великолепно.

— Но мы об этом с вами говорили год назад в мае.

— А мне кажется, что с вами мы говорили об этом и лет семь назад. (Смеется.) А сейчас я очень надеюсь, что в его и ее мозгах что-то произошло. Возможно, на них реально повлияла травма Кацалапова на чемпионате России. Они ведь здорово ехали в произвольном танце. Первые три элемента – на +3! Мне все сказали, что это было просто супер. Они претендовали прям на… А потом эта нелепая травма… Здорово она их шибанула психологически. Слава богу, что не сломались. Меня приятно впечатлило то, что они не стали друг друга обвинять. Вика ни слова не сказала в его адрес. Никита не стал винить тренеров. Они просто покопались в себе, переосмыслили, да и вообще стали меньше разговаривать. По-моему, они хотят делом доказать, что могут добиться многого. Но пока я это не утверждаю, а на это надеюсь.

— В том злополучном произвольном на чемпионате России у Никиты не только физическая боль была?

— Когда я увидел его ногу, она была черная. Она подвернулась, за этим последовал срыв поддержки, затем срыв вращения. Всё развалилось.

— Началось все еще на разминке, как оказывается.

— Да, но он думал, что выдержит. Но потом сказал мне, что во время конца круга понял – всё, ноги нет. Я глубоко не копал эту ситуацию, но склонен спортсменам верить.

— Я сказал Вике, что, по-моему, даже она не поверила сначала, что это травма. Но она мне разъяснила всю проблему, которая была тяжела еще до старта их танца.

— Я помню, как он выходил на прокат. Он уже тогда был никакой. Его томила мысль о боли. Но что об этом говорить, я хочу войти в новый олимпийский сезон и очень верю, что всё будет хорошо. Эта пара явно недокатала своё и недополучила своё.

Боброва/Соловьев могут вернуться

— Другой олимпийский чемпион Сочи Дмитрий Соловьев говорил мне, что намерен продолжать профессиональную карьеру. Пока они вместе с Екатериной Бобровой будут задействованы в шоу.

— Да, шоу – хорошая школа. А музыка для их программ уже есть. Вопрос стоит такой: как они будут ощущать себя после шоу? Захотят ли они впрягаться в спортивную карьеру с новыми силами? Пока мы приняли решение подождать. Они готовятся. Они ходят на тренировки, они на льду, они в хорошей физической форме. Татьяна Анатольевна (Тарасова) приходила и смотрела на них. Сказала, что катаются здорово. Посмотрим, что дальше будет.

— Я не понял, вы выбрали музыку для программ Бобровой/Соловьева этого сезона?

— Программы еще не ставили. Мы пропускаем этапы Гран-при, и если будем выступать, то не сразу.

— Но Катя же приостановила карьеру и решила сосредоточиться на семейных делах.

— На данный момент мы находимся в состоянии неясности по всем этим вопросам.

— Вы допускаете, что Боброва/Соловьев вернутся на профессиональный лед в этом сезоне?

— Я всё допускаю. В этом мире ничему нельзя удивляться.

— И к этому есть предпосылки?

— Они на коньках, на четырех ногах. Это первое. Программы я ставлю достаточно быстро. Это второе. Программы Боброва и Соловьев накатывают тоже достаточно быстро. Это третье. Посмотрим, как их желание совпадет с нашим желанием. Трудный момент.

— Дмитрий держит в уме других партнерш, если Катя все же решит не возвращаться в ближайшие годы?

— Нет, ну зачем? Я не думаю, что он будет рассматривать других партнерш. Но этот вопрос надо адресовать Диме, я не готов отвечать за него.

— Вы как считаете, есть ли смысл им возобновлять карьеру? Или им надо искать другие роли?

— Я сейчас жду, чтобы они попробовали шоу и затем взвесили, что их больше привлекает. Спорт – это пахота. Шоу – игра. Арт-игра, в которой, честно говоря, необязательно усиленно тренироваться.

— С Бобровой и Соловьевым вы бились не один год, добились успехов, сейчас у вас Синицина/Кацалапов с реальными перспективами на новое четырехлетие. Вам самому не будет неудобно вкалывать с двумя дуэтами, которые будут требовать полной самоотдачи?

— Я всегда любил тандемы. Мне нравится, когда у меня две сильные пары. А лучше три. Они сами себя подстегивают. Я был очень доволен, как в прошлом году шла работа между Бобровой/Соловьевым и Синициной/Кацалаповым. Они смотрели друг на друга. Конечно, конкуренция может сыграть как в пользу, так и во вред, но сам я никогда не боялся конкуренции. В прошлом олимпийском сезоне у нас на льду не было ни одного конфликта. Ни разу. Работа шла очень достойно.

— Но, чтобы соединить две пары на одном льду, вам пришлось применить свои педагогические умения, которые наверняка не ограничивались исключительно цитатами о пользе конкуренции?

— Естественно, мне приходилось разговаривать. Но мне повезло, что они все очень правильно отреагировали. Начиная с первой же тренировки, у нас не было ни единого спорного момента. А я уделял им абсолютно равное количество времени.

— Сейчас в случае амбициозных новостей от Кати с Димой придется начинать новую беседу с Викой и Никитой, которые наверняка чувствуют себя первой парой вашей группы.

— Объясним как-нибудь.

— У вас не возникало желания начать активно работать и с юниорскими парами?

— Я взял в группу очень хороших тренеров. Это бывшие мои ученики, которых я очень любил – Юля Злобина и Леша Ситников (пара Злобина/Ситников завершила карьеру после сезона-2013/14, вторую половину карьеры спортсмены выступали за Азербайджан). Это креативные, творческие и голодные люди. Я высоко оцениваю их труд и немножко, честно говоря, выдохнул. Я принимаю главные решения по музыке и хореографии во всех парах, но непосредственную работу с юниорами ведут они. Есть неплохие парочки, но сказать, что у нас появились новые Вирчу/Мойр (канадцы Тесса и Скотт — трехкратные олимпийские чемпионы), еще не могу. А мой основной приоритет – взрослые пары.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...