Тренер Погорилой Анна Царева: Наш номер под Кончиту Вурст произвел фурор

Чемпионка «Skate Canada» Анна Погорилая и ее тренер Анна Царева почти сутки добирались из Канады домой. А сегодня Аня уже в школе, на уроках.

И пока о канадской победе мы разговариваем с Анной Царевой.

— Аня рассказывала, что очень волновалась и перед «Skate Canada» на вас вообще навалилось множество проблем, например, у Ани очень болела спина.

Спина у Ани болит время от времени. Боль  то уходит, то возвращается, а вот то, что она волновалась, причем достаточно сильно – это правда. Понимаете, мы до этого выступили всего на одном турнире, на «Japan Open», и  только с произвольной программой. Короткая, получается, была совсем не опробованной. Она в принципе Ане дается тяжелее. Там всего три прыжка, Аня думает, что и так их сделает, а когда приходит время выступать, появляются сомнения. Кроме того, как раз «Japan Open», где Аня, как я считаю, очень хорошо откаталась, стал причиной очень большого непонимания некоторых вещей, которое тоже накладывало отпечаток на наше состояние перед «Skate Сanada».

— Непонимания… чего?

— Мы не поняли прежде всего своих оценок. Да, Анна прыгнула одинарный аксель вместо двойного, но если ты не прыгаешь всего один прыжок, и проигрываешь из-за этого соперницам существенное количество баллов… Ну хорошо, допустим, мы и должны были проиграть Лене Радионовой, откатавшейся чисто, но японке Мияхаре, при таком же прокате, как у Анны, да еще 9 баллов… Это вызвало недоумение: из чего складываются эти 9 баллов, на чем их добирать? А с Мияхарой нам предстояло встретиться как раз на канадском этапе.

— Не только с Мияхарой, но и с американкой Эшли Вагнер, для которой Канада фактически второй дом.

— Эшли Вагнер – безусловно. Она настолько устойчива психологически, что это нечто феноменальное. По-моему, она совсем не волнуется, никогда! Просто танк…

— Вашу Анну Погорилую тоже голыми руками не возьмешь. Она как бы волнуется и переживает, а потом выходит на лед, как это было на чемпионате мира в Саитаме, да и сейчас, на «Skate Сanada» — и вокруг словно никого и ничего не существует.

С Саитамой, с чемпионатом мира «Skate Сanada» даже сравнивать нельзя!

— Почему?

— Тогда Аня была готова потрясающе.

— А в Канаде разве не потрясающе? Семь тройных прыжков в произвольной программе, в том числе – два сложнейших каскада.

— И все-таки погрешности были. Двойным акселем из короткой программы стоит плотнее заняться, Аня выпадает, «вываливается» из круга, каскад тройной лутц-двойной тулуп из второй части произвольной – там тоже пошатнуло. Но это нормально для начала сезона. В Саитаме Аня была, как машина, а сейчас пока еще немного сыровата.

— Всех нас восхищает не только характер Ани Погорилой, но и какое-то легкое отношение к травмам. Она почему-то о них говорит, как о чем-то незначительном, но так ли это на самом деле?

— Отношение должно быть нормальным. Ко всему. Нельзя все, что с тобой происходит в жизни, какие-то не очень простые моменты, даже физическую боль, воспринимать, как трагедию. И тогда жизнь будет прекрасной! Знаете, я должна заметить, что Аня очень умная девочка, она гораздо взрослее многих своих ровесников. Ее сверстники в основном как-то еще ближе к детям, а Аня – уже девушка. Ей не приходится объяснять, как важна учеба, она сама это понимает. Она ходит в школу, она по-настоящему учится! По многу часов в неделю занимается с преподавателями дополнительно, готовясь к ЕГЭ, очень часто утром приходит на тренировку, и заметно, насколько ей тяжело. А выясняется, что преподаватель накануне вечером отпустил ее не в девять, а в десять часов!

— Почему она так рано стала взрослой?

На этот вопрос не так легко ответить. Что-то приходит из семьи, из родителей, что-то уже заложено изначально, в то же время я заметила: фигурист – это всегда отражение своего тренера.

— Хочешь что-то изменить в ней, измени для начала в себе?

— Да, это именно так! Раньше я на Аню позволяла себе кричать. Заставляла ее что-то делать. А в какой-то момент остановилась, я просто спросила себя: «Зачем я кричу?». Это все мне нужно, или все-таки ей? Конечно же, ей. А я могу только помочь. И, перестав давить, я отдала ситуацию в ее руки. А она приняла.

— Получилось?

— Получилось. Пока Аня не сделает что-то хорошо, она  не уйдет с тренировки. Надо сделать хорошо, и тогда можно уйти.

— Ее показательный номер в Канаде – это что-то невероятное.

Да, он там произвел фурор, ко мне подошло такое количество людей после этого номера, в том числе тренеров… Никто не ожидал увидеть что-то подобное. Обычно к показательным номерам относятся как к чему-то менее важному, главное – старт. А мы постарались. Аня сама выбрала песню Кончиты  Вурст, с которой та… Точнее, тот…

— «Этот человек».

— Да, этот человек победил на «Евровидении».

— К «этому человеку» даже в Австрии отношение неоднозначное. Не все готовы принять женщину с бородой.

— А Аня не испугалась взять эту музыку. Что мне в ней нравится – она очень экстравагантна, уже в этом возрасте. Обычно экстравагантность приходит позже, когда подростки пресыщаются обыденностью…. Так вот, она выбрала музыку, а сам номер придумал и поставил наш хореограф Сергей Вербилло — с переодеванием, превращением прямо на льду мальчика в девочку, в котором Аня умирает, как птица Феникс и возрождается, сбросив парик, и вот она уже – блондинка в золотистом платье…

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...