Тройной выброс адреналина

Вице-чемпионы мира, серебряные призеры финала Гран-при Татьяна Волосожар и Максим Траньков еще в декабре 2011 года прошли курс лечения в американской клинике, распрощались со своими старыми травмами и с новыми силами приступили к подготовке к главным стартам сезона. Первый из них — чемпионат Европы — уже на следующей неделе стартует в Шеффилде.

О планах на этот турнир корреспондент «РГ» поговорил с тренером нашей сильнейшей спортивной пары Ниной Мозер.

Нина Михайловна, расскажите, как ребята себя чувствуют, в какой форме подходят к чемпионату Европы?

Нина Мозер: Максим, слава богу, не вспоминает о том, что у него была проблема с ногой. Начиная с 11 июля, на каждой тренировке он боролся с болевыми ощущениями. А после поездки в клинику, где восстанавливался и Ваня Черезов, наш знаменитый биатлонист, Макс вышел на лед и испытал полный шок: он катается и у него ничего не болит. Конечно, есть боль в мышцах, так называемая «крепатура». Но это естественно, учитывая, что ребята пропустили две с половиной недели работы. И это поправимо. У Тани травма со связками не совсем вылечена, но мы на правильном пути. Так что все нормально. Мы работаем в полную силу.

В этом сезоне здоровье — слабое место парников. Из-за операции на аппендиците у партнера снялись с Европы Юко Кавагути и Александр Смирнов. А несколько дней назад появилась сообщение о том, что Алена Савченко получила травму на тренировке…

Нина Мозер: Мне эту информацию прислали немецкие журналисты. Пока не уточняется, какая травма у Алены. Но я знаю, что она упала с выброса тройной аксель, который они учат с Робином Шолковы. Когда идет борьба, необходимо обеспечивать себе преимущество. Они искали особенный элемент и выбрали очень сложный и опасный. Алена падала с него на турнирах, причем достаточно жестко. Но люди знают, для чего они это делают. Они хотят быть победителями всегда и при любой обстановке. Это их право идти на риск. Наверное, любой спортсмен ради того чтобы стать чемпионом, так поступит.

И ваша пара не исключение?

Нина Мозер: Мы в этом году начали исполнять выброс флипп, достаточно сложный для нас. И часть травм, особенно у Татьяны, связана именно с работой над этим элементом. Хотя в общем-то современное парное катание — это риск изначально. То, что парники делают сейчас, несравнимо с фигурным катанием десятилетней давности. Все поддержки, подкрутки, выбросы, даже вращения настолько сложны — можно упасть так, что костей не соберешь. Раньше, к примеру, парники все поддержки делали с удовольствием, а сейчас еще и с большим трудом. Об этом на этапах Гран-при говорили сами фигуристы. Да это и так видно: подъемы выполняются медленнее, они не такие скоростные, потому что есть масса нюансов, которые нужно соблюдать. Но в то же время везде нужно выступать на максимуме возможностей. Технические требования настолько подняли планку, что для того чтобы побеждать, надо уходить в элементах на четвертый уровень сложности.

В финале Гран-при в Квебеке вы проиграли немецкой паре какие-то сотые балла. Хотите взять реванш в Шеффилде?

Нина Мозер: Конечно, на любые соревнования мы едем с мыслью о победе. А в этом случае еще и история соперничества такая долгая. Она началась не тогда, когда Таня встала в пару с Максом. Ведь по сути Алену и Таню, двух украинских фигуристок, выкатал и создал один партнер — Станислав Морозов. С Савченко они были чемпионами мира среди юниоров 2000 года. У Стаса, когда он уже катался с Татьяной, сидело внутри, что он должен у Алены выиграть. Сейчас он тренер. Так что конкуренция продолжается на протяжении десяти лет. Если раньше борьба была не на равных, то на последнем турнире мы набрали 212 баллов и проиграли 18 сотых. Обидно. Но мы прекрасно знаем, что имели запас. Если Алена и Робин выступали практически на пике, то у нас из-за травм какие-то элементы оценили на первый-второй уровень. Так что нам не надо что-то менять и усложнять, надо просто постараться все элементы выполнить на максимуме. Хотя на финале Гран-при у нас возникла идея усложнить каскад параллельных прыжков. Пока тренируем. Не знаем, будем ли делать на чемпионате Европы. Но в будущем — точно.

Пока ваша взрослая пара только готовится выйти на лед, юниоры из вашей группы уже стали призерами Олимпиады в Инсбруке. Поздравляем!

Нина Мозер: Спасибо. Лина Федорова — Максим Мирошкин и Анастасия Долидзе — Вадим Иванов действительно выступили очень достойно. Китайская пара была вне конкуренции. Китайская федерация накатывает ее на протяжении трех лет. Они же на «Скейт Канада» соревновались с Татьяной и Максимом. У них опыт, багаж, их знают судьи. Они уже два раза катались на финалах Гран-при. Для фигурного катания это очень много. Мы заранее понимали, кто будет чемпионом. Но меня порадовало, что Лина с Максимом в короткой программе проиграли китайцам всего два балла. Значит, их сравнили. Я думала, разрыв будет больше. Настя с Вадиком вообще молодые ребята. Партнер пришел из одиночного катания и в паре катается только полгода. Все, что смог — при огромном желании и настрое — он показал в Инсбруке.

Некоторые специалисты и тренеры намекают на кризис в парном катании. Вы же говорите о нашем резерве с большим воодушевлением.

Нина Мозер: Кризис в голове. Надо просто хотеть и добиваться. На мой взгляд, сейчас в фигурном катании остались молодые ребята с максимальной требовательностью к себе и желанием побеждать. Может, мне везет, но я вижу тех спортсменов, которые могут реализоваться на крупных турнирах. У нас в группе катаются 15 пар и все они с большим потенциалом.

www.rg.ru

Поиск