Турнир эгоистов

После домашнего этапа «Гран-при» у России семь путевок в финальный турнир.

Заключительный этап «Гран-при» завершился победами Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева, Юлии Липницкой, серебром Максима Ковтуна и Веры Базаровой/Юрия Ларионова и сокрушительным провалом чемпионки мира Каролины Костнер, благодаря которому шестую вакансию в финале чемпионской серии получила 14-летняя Елена Радионова, при равенстве очков заочно опередившая итальянку более высокой суммой баллов.

Мы ждали чистых побед – их не получилось. Упали даже Катя с Дмитрием – чемпионы Европы в танцах. А послевкусие – радостное. Во всяком случае, я испытываю именно это чувство. Поясню почему.

Мне кажется, очень важно понимать, зачем именно ты выходишь на лед. Если просто кататься, значит, можно позволить себе лишний вес, небрежность, наплевательство на сиюминутный результат. Когда же выходишь с мыслью быть лучшим – тут и злые слезы в глазах, если не получилось, и закушенная от злости губа, несмотря на то что формально осталась сильнейшей. Все это было в субботу на лице Юлии Липницкой. Не потому ли в виртуальной пока битве за место в женской олимпийской сборной Липницкая преуспела?

Интересно было наблюдать уже за тем, как проходила разминка сильнейшей группы. Возможно, сказались чуть меньшие, чем обычно, размеры льда, но Юля то и дело оказывалась на пути Костнер. Пересекала ее траекторию, кружила перед глазами, выполняя прыжки… Выглядело это настолько издевательски, что вполне могло подойти для сценария. Причем нельзя сказать, что все это Липницкая делала намеренно. Просто глядя на происходящее, мгновенно становилось понятно, кто здесь главный.

На эту тему мне как-то довелось беседовать с известным тренером Валентином Николаевым, и он вспомнил, как на чемпионате мира-1993 его и Галины Змиевской подопечная Оксана Баюл фактически сорвала разминку Нэнси Керриган – та была настолько выведена из себя, что осталась пятой, в то время как украинка стала чемпионкой. «Этому учат специально?» – спросила я тогда тренера. И услышала: «Нет, этому они учатся сами. Умение взять ситуацию на себя сидит внутри любого бойца. А кроме того, все выдающиеся спортсмены крайне эгоистичны. В жизни эгоизм не самое лучшее качество. А в спорте эгоисты – это высшая каста. Нельзя сказать, что на таких людях держится спорт, но именно благодаря им он развивается».

Собственно, ничего нового в этих словах не было. Нацеленность Липницкой на результат бросалась в глаза еще на первом этапе серии – в Канаде, где Юля опередила опытнейшую японку Акико Судзуки. После чего сказала, что лично для нее в этом сезоне крайне важен каждый старт. Чтобы шаг за шагом подниматься вверх. Иначе зачем все это нужно?

По ходу нынешнего сезона мне не раз приходилось слышать как от спортсменов, так и от тренеров, что «Гран-при» для них не главное. Не попали, допустим, в финал Артур Гачинский или Елизавета Туктамышева – так и что с того? Но нынешний «Гран-при» – особенный. Ведь бьются фигуристы в большинстве своем вовсе не за место в финале, а вовсю ведут олимпийскую разведку. Кто, скажем, еще год назад сомневался, что Туктамышева поедет в Сочи вместе с Аделиной Сотниковой? И как много людей готовы с уверенностью повторить это сейчас?

В мужском турнире фиаско постигло Максима Ковтуна. Вместо запланированных в произвольной программе трех четверных прыжков он выполнил один. Вроде бы неудача. Но интересна была реакция Татьяны Тарасовой, которая наряду с Еленой Буяновой по-прежнему принимает самое деятельное участие в подготовке Максима.

В начале сезона, когда Ковтун не слишком удачно выступил на этапе Кубка России в Сочи, тренер была вне себя от возмущения, причем не столько из-за проката, сколько из-за того, что подопечный позволил себе необдуманно съесть какую-то дрянь, отравиться и выпасть накануне старта из состояния готовности. То есть фактически свести к нулю всю проделанную тренерами работу. Соответственно и комментарии к выступлению оказались крайне жесткими. В Москве же Тарасова сказала: «Теперь мне совершенно ясно, что Ковтун будет делать эти три четверных, и будет делать их хорошо».

Почему не сделал их в Лужниках? По достаточно понятной любому спортсмену и тренеру причине: такое количество эмоций, что было выплеснуто после короткой программы, где Максим впервые в жизни преодолел невероятный для себя гроссмейстерский уровень в 90 баллов, не могло пройти бесследно. Это, как мне кажется, и опустошило фигуриста. Пережить успех, успокоиться и восстановить эмоциональный фон за полдня оказалось невыполнимой задачей. С другой стороны, то, что у спортсмена есть теперь и такой опыт, можно смело считать плюсом. Тем более что в этом сезоне у Ковтуна достаточно стартов, чтобы привыкнуть и к оценкам, и к конкуренции.

То, что больше никто из российских одиночников не претендует на попадание в финал, было известно задолго до московского этапа «Гран-при». Тем не менее выступление в Лужниках бронзового призера чемпионата мира-2011 Артура Гачинского оставило тяжелый осадок. При неплохой постановке и совершенно явном хореографическом прогрессе в пластике Артур подрастерял свое главное качество – технику прыжка. Аналогичные проблемы прослеживались и у второй подопечной Алексея Мишина – Туктамышевой, прыжковую выученность которой еще год назад тренер называл эталонной.

Все это не могло не наводить на мысли о том, что оба фигуриста стали невольными заложниками «лебединой песни» олимпийского чемпиона Турина Евгения Плющенко. И что у тренера просто не хватает на них ни внимания, ни сил.

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...