Упасть, чтобы подняться

Специальный корреспондент агентства «Р-Спорт» на чемпионате мира по фигурному катанию в Ницце Андрей Симоненко во второй записи своих путевых заметок извиняется за использование нецензурных выражений на трибуне, а еще делает то, что запрещено делать тренерам.

Автор этих строк долго, где-то почти сутки, за вычетом четырех часов на сон, думал, пытаясь вспомнить какой-либо эпизод из соревнований по фигурному катанию, хотя бы чуть-чуть похожий по нелепости с тем, что произошло в среду в короткой программе спортивных пар на чемпионате мира в Ницце. Для тех, кто не видел — сначала Александр Смирнов завалился с поддержки, потом Вера Базарова и Юрий Ларионов, по их выражению, «прилегли» в финальной позе, а на закуску Максим Траньков уронил Татьяну Волосожар на тодесе. Конечно, пришел в голову падеж в оригинальном танце на Олимпиаде-2006 в Турине — ну помните, наверное, взгляд, которым Барбара Фузар-Поли прожгла Маурицио Маргальо за то, что он убил ее медальные надежды. Но там все-таки на лед укладывались пары, которые трудно было объединить какой-либо логической цепочкой. А здесь на ровном месте спотыкались и падали только россияне.

Один эпизод по степени похожести своей собственной реакции на увиденное все же вспомнил. Как на московском этапе Гран-при 2008 года будущий чемпион мира Чарли Уайт трижды упал в оригинальном танце. Я наблюдал тогда за реакцией тренера Игоря Шпильбанда. Это выглядело очень забавно. После первого падения Шпильбанд с досадой поморщился. После второго — схватился за голову. После третьего камера выхватила крупным планом его лицо, а режиссер вывел картинку на большой экран. Лицо от осознания нереальности происходящего было почти каменным. И только губы Шпильбанда отчетливо произнесли: «Oh, f…» Так вот, у меня тоже грязные ругательства вылетали вчера с каждым новым российским падением автоматически, причем с увеличением количества матерных слов и громкости их произношения. За что я, кстати, хочу принести извинения своим русскоязычным соседкам по трибуне, если вдруг они прочитают эту заметку.

После того, как в коротком танце упала еще и Екатерина Боброва, происходящее стало напоминать фарс. Шуток на тему «русского падежа» пришлось услышать немало. «Надо запомнить этот день. Российским фигуристам 28 марта выходить на лед больше никогда не следует», — смеясь, заметил один из тренеров. Но расстройства было, конечно, больше. Особенно убитым выглядел после проката Траньков. На всех тренировках он излучал уверенность в собственных силах — а в короткой программе одной нелепой ошибкой лишил и себя, и партнершу надежд на медали чемпионата мира.

Хотя, на самом деле, лишил ли? Волосожар и Транькова от лидеров вовсе не отделяет пропасть. С чистым полноценным прокатом Таня и Максим способны отыграть запас в пять баллов, который имеют перед ними идущие на третьем месте японцы Наруми Такахаси и Мервин Тран. Ну а семь и восемь баллов до китайцев Пан/Туна и немцев Савченко/Шолковы — это уже, конечно, серьезно. Здесь от выступления россиян зависит не все. Кстати, и Кавагути/Смирнов, упавшие на 11-е место, вполне могут подняться в район пьедестала. Ведь они всего на балл отстают от Волосожар/Транькова. Да и вообще это так по-русски: упасть, чтобы подняться… После короткого танца вчера все, конечно, обратили внимание на то, что Елена Ильиных и Никита Кацалапов впервые в карьере обошли Екатерину Боброву и Дмитрия Соловьева. Причем обошли не как-нибудь там на пару сотых, а на все семь с лишним баллов. Не только за счет техники и срыва Бобровой: вторую оценку Ильиных и Кацалапов тоже получили более высокую. Значит ли это, что полный глубокого подтекста и внутреннего наполнения статус первой танцевальной пары России перешел к ним? Что сбываются прогнозы о смене лидеров в российских танцах?

Я лично думаю, что сбывается другой прогноз — судьи все чаще оценивают не статусы, а то, что видят на льду. Исполнили в среду короткий танец Лена с Никитой классно, мощно, фактически в первый раз в сезоне чисто и на 100 процентов — получили заслуженные баллы. Опять сорвали прокат Катя с Димой, причем сорвали уже так, капитально — остались без оценок. Посмотрим, что будет в произвольном танце.

Но только вот хотелось бы, чтобы от «все чаще» арбитры наконец-то перешли к «всегда». Потому что оценки за компоненты программы, которые получили Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко — это форменное свинство. Чуть ли не на балл ниже, чем у Бобровой и Соловьева, причем, что особенно доставляет, по разделу «исполнение программы». Это с чистым-то прокатом! Алексей Горшков на просьбу оценить адекватность полученных фигуристами баллов ответил «ноу комментс». И все стало, в общем-то, понятно, потому что тренерам напрямую критиковать в прессе оценки, выставленные своим ученикам, Международный союз конькобежцев запретил. А мне не запрещал, я никаких бумаг не подписывал. Поэтому скажу за Алексея Юрьевича: господа судьи, разуйте глаза! Рязанова и Ткаченко умеют кататься!

А больше ничего говорить вслух не буду. Опять извиняться придется.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...