«В России рано отчисляют неспособных детей и губят здоровье ради одной олимпийской медали»

Чемпионат мира по фигурному катанию в Бостоне изобиловал именами российских спортсменов, выступающих за другие страны: Израиль, Литва, Белоруссия. Швейцарская фигуристка Юлия Щетинина, дебютировавшая в турнире спортивных пар с Ноа Шерером, рассказала, как оказалась в Швейцарии, и отметила, что фигурным катанием зарабатывать на новой родине нельзя.

— Я родом из Нижнего Новгорода, а в Швейцарию переехала в детстве, — рассказала Юлия. — Папе предложили рабочий контракт и вся семья отправилась с ним. Он инженер.

— Фигурным катанием занялись по желанию мамы, наверняка?

— В детстве у меня была нарушена координация. Врачи посоветовали родителям отдать меня в фигурное катание, чтобы исправить это. В шесть лет я оказалась в детской секции города Веттингена на открытом катке. Занятия проходили зимой раз в неделю по 40 минут.

— А как заниматься весной, летом?

— Детский спорт в Швейцарии идет на любительском уровне. Для удовольствия. Поэтому, получается, никак. Стоит индивидуальное часовое занятие с тренером 100 франков. Эту же сумму нужно разбить на группу. В такие деньги родителям обходится хобби детей.

— У вас хобби переросло в профессию.

— Это не профессия… Деньги фигурным катанием я не зарабатываю. В 12 лет, когда я была еще одиночницей, меня заметил один тренер на чемпионате Швейцарии. И пригласил заниматься фигурным катанием на профессиональном уровне. Так все и закрутилось. А в парное катание я вообще год назад перешла. Вообще этот вид спорта приносит мне такое колоссальное удовольствие… Благодаря ему появилась мечта и цель!

— Какая?

— Реализоваться, достичь максимума, раскрыть потенциал. Если банально, то принимать участие в чемпионатах мира, Европы, Олимпиаде.

— Что изменилось в вашей жизни, когда занялись фигурным катанием профессионально?

— Приходилось много времени проводить в поездах.

— По соревнованиям ездили?

— Нет, на тренировки.

— На поездах? Куда же?

— В разные города: Базель, Цюрих, Берн, Люцерн.

— Это почему?

— Время на катках выделялось по-разному. И его было достаточно мало. Приходилось ездить по стране, искать подходящий вариант. Бывало, месяц тренируемся в Базеле, потом месяц в Цюрихе. Но сейчас я тренируюсь у другого специалиста. И мы за два года только раз сменили место. А вообще в Швейцарии многие катки работают только с октября по март. А летом все ищут лед.

— С отбором в национальную сборную изменилось что-то в этом плане? В России фигуристам национальной команды предоставляют лед без проблем.

— Поэтому на чемпионата мира и Европы побеждают россияне. В Швейцарии все не так, нам даже экипировку толком не дают. Моей олимпийке вот четыре года. Нельзя сравнивать условия двух стран. У них абсолютно разный подход и взгляд на спорт. В Швейцарии хорошо развит любительский, а в России — профессиональный. У нас можно в любом возрасте заниматься для себя с тренером фигурным катанием. А в России очень рано отчисляют так называемых «неспособных» детей, не давая им возможности заниматься спортом для себя. Мне кажется, многие губят здоровье детей ради того, чтобы вырастить одного-единственного олимпийского чемпиона. Нельзя однозначно сказать, чей подход правильнее. Конечно, для профессиональных спортсменов в России условия лучше.

— Почему так получается, что лучшая спортивная пара самой богатой в мире страны занимается сбором средств на свою подготовку в интернете?

— Потому что у нас непопулярно фигурное катание. Страна вкладывает деньги вовсе не в профессиональный спорт. Хотя вот в плане льда ситуация значительно улучшилась. Теперь от города выделяют достаточно времени на ледовые тренировки. Все благодаря авторитету тренера — Жана Франсуа Баллестера. Да и кампания в интернете принесла нам 4000 франков. Кстати, иногда с нами тренируются Алена Савченко и Бруно Массо. Наш тренер принимает участие в их подготовке, он первый тренер Бруно. Но чаще мы пересекаемся с этим дуэтом на сборах. К чемпионату мира вот готовились вместе в Германии.

— Это колоссальный опыт — тренироваться рядом с такой спортсменкой, как Алена.

— Да. Они с Бруно очень классные ребята. Поддерживают нас и подсказывают какие-то профессиональные моменты. С Савченко мы переписываемся. Она вовсе не такая жесткая, как кажется со стороны. Просто очень целеустремленная, знает, чего хочет, и добивается своего. Но вне льда Алена очень добрая, светлая и отзывчивая девушка. На турнире в Оберстдорфе в этом сезоне после выступления я забыла ключ от гостиничного номера в раздевалке. Мы с ребятами засиделись до вечера в ресторане, ресепшн уже закрылся, мне никто не мог помочь. Алена тут же предложила переночевать у нее, а с утра подвезла до катка, где я забрала наконец ключ. Мне кажется, такие поступки многое говорят о человеке.

— Вы сказали, что фигурное катание не популярно в Швейцарии. А Ламбьель? Он же был кумиром, не только для Швейцарии. И еще у вас есть шоу Art on Ice, Волосожар и Траньков регулярно там выступают.

— Ламбьель — талант, вундеркинд. Такие бывают один на миллион. Он, кстати, тоже практически на уличном катке вырос, мотался на тренировки по разным городам. А Art on Ice — действительно популярное шоу. Но в нем кроме фигуристов принимают участие известные музыканты, кроме того, оно очень зрелищное в плане спецэффектов. Публика идет смотреть не конкретно на фигуристов, а на шоу в целом. Кроме Ламбьеля и еще одной нашей известной фигуристки Сары Майер швейцарцы в шоу не принимают участие. А вот не особо известные россияне есть: в этом году приезжала из Питера Лиза Нугуманова.

— Тренер и руководство федерации ждут от вас выполнения каких-то задач? Стать первым швейцарским дуэтом, выигравшим медаль на чемпионате Европы, допустим?

— Нет, такой миссии у нас нет. Есть дело, которое приносит счастье. Есть желание совершенствоваться, преодолевать себя и проблемы. Получать удовольствие от участия в разных соревнованиях, ловить кайф от такой жизни и возможности этим заниматься. Но если мы станем первой швейцарской парой, попавшей в тройку на Европе — круто! На чемпионат мира в Бостон серьезных планов не строили. Я всего год в парном катании. Очень довольны выступлением, не думали, что от произвольной нас будут отделять всего три балла.

— Как думаете, тот факт, что вас не содержит государство, отличает ваше отношение к фигурному катанию и отношение к нему российских спортсменов?

— Конечно. Читала одну статью в российской прессе после юниорского чемпионата мира. О том, что спорт — для «фана». Развлечения. И это отчасти не близко россиянам. Согласна с этим.

— Если фигурное катание — не работа, то кем вы себя видите в будущем?

— Я учусь в гимназии. Заканчиваю. В следующем году собираюсь в университет на факультет информации-коммуникации и психологии. Не исключаю, что мое будущее будет связано с этими дисциплинами, а не с фигурным катанием.

— Представьте гипотетически ситуацию: вам звонит Александр Горшков и предлагает выступать за Россию…

— Я прекрасно понимаю, что шансов пробиться в сборную в России, чтобы участвовать в чемпионатах мира и Олимпиаде, у меня практически нет. Гражданство у меня двойное, но по этой причине все-таки выбрала бы Швейцарию. Но все равно, мне не принципиально, какую страну представлять. Я обожаю фигурное катание!

sportbox.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...