Валентин Молотов: катальщики теперь обыгрывают прыгунов их же оружием

Тренер и хореограф-постановщик Академии фигурного катания Санкт-Петербурга Валентин Молотов специально для агентства «Р-Спорт» акцентирует внимание на тенденциях и нюансах, подмеченных им во время просмотра мужских и женских соревнований на чемпионате Европы в Загребе.

В мужских соревнованиях в Загребе, помимо давно ожидаемой смены лидера, хочется отметить ситуацию вокруг так называемого «силового стиля», или того, что всегда называлось «настоящим мужским катанием». Самые яркие представители такого стиля остались только в Европе и России. Из участников прошедшего турнира это Евгений Плющенко, Брайан Жубер, Сергей Воронов и дебютант Максим Ковтун. Под силовым катанием обычно подразумевают эмоциональное скоростное катание с акцентом на прыжковых ультра-си.

Теперь все настолько смешалось, что лидеры пьедестала — компонентные хореографичные катальщики — обыгрывают атлетов-прыгунов их же оружием, то есть количеством четверных. На короткую программу мужчин пришлось семь квадов, три из которых были выполнены в каскаде с тройным тулупом. Из лидирующей семерки не прыгал четверной прыжок только Плющенко (по медицинским показаниям, из-за чего прекратил борьбу на турнире). В произвольной программе лишь Жубер с Вороновым прыгнули по одному сольному четверному. Ковтун, Михал Бржезина и Флоран Амодио отважились на два квада, Хавьер Фернандес выдал в одной программе три четверных.

Теперь можно говорить о том, что одними квадами не выиграть даже не считающийся сильным в мужском катании чемпионат Европы. Пьедестальная тройка фигуристов, помимо квадовых рекордов, выкатывает сложные современные качественные программы — насыщенные связующими элементами, с богатой интересной хореографией.

Программы Фернандеса я анализировал после Финала Гран-при. В Загребе от спортсмена требовалась чистота прокатов, легкость и прыжковая стабильность. И испанец свой шанс не упустил, став теперь уже официально сильнейшим фигуристом Европы.

Амодио — один из самых интересных фигуристов нашего континента. Он с самого юниорства известен тем, что катает музыку «из своего плеера» и почти всегда танцует во всех своих программах. Компактность сложения и невероятно легкий конек позволяют ему кататься на такой высокой скорости и проделывать столько движений, что создается впечатление очень насыщенных программ. Его умение вести постоянный диалог с публикой на трибунах одинаково подкупает и судей, и болельщиков.

Бржезина, спортсмен очень сложной судьбы, пока только в поиске своего стиля и своих программ. Он по два сезона катает одну программу. В этом сезоне чех продолжает бороться за прыжки, поэтому в его катании корпус используется гораздо меньше: все подчинено технике — сохранению сил и дыхания. В короткой программе довольно простые переходы и связки, но все очень четко и точно подчеркнуто руками и в музыкальные акценты. У Бржезины своеобразная техника выполнения шагов в дорожках: из-за корпуса и положения свободной ноги его дорожкам не хватает смотрибельности, особенно в тех блоках, где он делает по три шаговых элемента подряд для набора уровней. И честно говоря, хотелось бы видеть этого спортсмена в более интересных постановках, чем мрачный образ на тяжелый микс музыки Грига «В пещере горного короля». У Бржезины гораздо более высокий потенциал.

Все программы ветерана европейского фигурного катания Жубера на протяжении его долгой карьеры вертятся вокруг двух-трех тем из эпических фильмов Голливуда с музыкой Ханса Циммера. Стиль катания француза до сих пор производит очень сильное впечатление по трем причинам: мощные прыжки, широта и скорость катания, свобода и раскрепощенность опытного борца. Вместе с тем нельзя сказать, что программы Жубера пусты и строятся на катании «от элемента к элементу». В свое время француз сотрудничал с болгарскими танцорами Максимом Стависким и Албеной Денковой, которые смогли привить ему интерес к некоторым танцевальным шагам и переходам. Да, Жубер вырос и сформировался еще при старой системе, но он делает свои крюки и выкрюки с использованием корпуса, у него яркие танцевальные растанцовки (в короткой программе, например), которые не всякий танцор сможет повторить. Да и в целом на его катание смотреть интересно.

Российские фигуристы Сергей Воронов и Максим Ковтун катают довольно скромные по насыщенности программы, в первую очередь делая упор на сильный прыжковый контент. У Воронова в короткой программе очень подходящее ему «Яблочко» — современный римейк знаменитой программы Александра Абта, кумира фигуристов моего поколения. В целом, программа выигрывает за счет узнаваемых позировок и интересных переходов, все элементы этого матросского танца воспринимаются знающими зрителями на «ура». В произвольной программе россиянин выполняет технические задачи в очень популярной нарезке из классического фильма «Ромео и Джульетта». Такую программу надо катать очень чисто и эмоционально, как это получилось на чемпионате России. И хотелось бы увидеть у Сергея более качественную коньковую работу… Максим Ковтун оправдал возложенные на него тренерами и федерацией надежды, дебютировав на своем первом взрослом старте вполне достойно и ярко. Однако, несмотря на крепкую прыжковую технику и хорошую скорость, в целом катание Ковтуна все еще юниорское — и по качеству скольжения, и по презентации.

Говоря о женских состязаниях, должен отметить, что единственная в Загребе финалистка Гран-при — Елизавета Туктамышева — в который раз в этом сезоне борется за золотую медаль, поднимаясь вверх за счет ударно прокатанной произвольной программы. Я ранее уже отмечал, что программы Лизы на данном этапе построены так, чтобы показывать самую сильную сторону спортсменки — сложнейший набор прыжков и каскадов. Как правило, Туктамышева катает малонасыщенные программы с традиционной хореографией характерных танцовщиц (цыганских, восточных, испанских). Такая тактика оправдана, если есть большой отрыв от конкуренток по технической оценке.

Программы Аделины Сотниковой, наоборот, сложны и не по возрасту перегружены шагами и связующими элементами. В связках и дорожках всегда много хорошей работы свободной ноги, много перестроений, поворотов и смены направления, но мне не всегда ясна логика такого накручивания шагов, так как спортсменка зачастую катается так, будто постоянно борется с собой или преодолевает какие-то искусственные трудности. Сложность их восприятия усугубляется выбором довольно тяжелой для интерпретации в юном возрасте музыки («Испанское каприччио» Римского-Корсакова). Мне кажется, что музыка должна помогать спортсмену раскрывать себя… Но если Аделина ловит кураж и у нее все получается, то ее прокаты становятся ярчайшим событием соревнований, как это случилось на ее дебютном чемпионате Европы в Загребе.

Николь Госвияни как раз катает такие программы, которые она способна четко и понятно интерпретировать в соответствии со своим возрастом, природными данными и темпераментом. У Николь в обоих видах очень лиричные постановки, подходящие ее всегда одухотворенному катанию и фактуре. Мне очень нравятся ее дорожки, в которых я вижу работу конька и свободной ноги, качество выполненного элемента. Конечно, катание Николь во многом еще юниорское, но это лишь вопрос времени и опыта.

Каролина Костнер из-за пропуска серии Гран-при впервые на большой международной арене показала новые программы сезона. Короткая программа поставлена на музыку из культового фильма «Молодой Франкенштейн». Как всегда, у Костнер нестандартные и хореографически продуманные программы, не исключение и эта. Однако для меня стало некоторой неожиданностью то, что в программе «королевы компонентов» довольно простые связки, а весь акцент смещен на ломкую пластику рук и корпуса. Очевидно, это делается в целях экономии сил для прыжков, чтобы не перегружать ноги. К тому же у итальянки отменное скольжение и высочайшее качество всех элементов.

В произвольной программе спортсменка шла на определенный риск, выбирая не просто «Болеро» Равеля, а балетную версию Мориса Бежара. Статичная хореография этого балета (солист все 20 минут танцует на маленьком «пятачке» круглого стола), в основном, хороша только для растанцовок на месте между частями программы — в начале, перед дорожкой, в виде каких-то несложных связок, что мы и видим у Костнер. Все бежаровские позировки так хитроумно используются в дорожке, что практически не заметен факт катания на двух ногах. Ну, и в целом про катание Костнер нельзя просто так сказать, что это мастерский уровень — ее программы почти всегда высокое искусство. Может, поэтому Каролине, как ярчайшей представительнице европейского фигурного катания, позволили исполнять такой близкий к тексту ледовый вариант всемирно известного балета.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...