Вирчу и Мойр: мы уже осторожнее говорим о своей последней Олимпиаде

Канадские фигуристы Тесса Вирчу и Скотт Мойр, вернувшиеся в спорт после двухлетнего перерыва, готовятся выступить на третьей Олимпиаде в карьере. В интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Веронике Гибадиевой они рассказали о том, как воспринимают свой олимпийский опыт, собираются ли выступить в Пекине, ждать ли от них новой части биографии и как приходили в себя после выступления в Сочи.

— Вы победили на «Турнире четырех континентов» в Канныне. Это такой знаковый момент — выиграть на арене Игр за год до Олимпиады?

Скотт Мойр: — Особенный момент был уже в том, что мы выступили на олимпийской арене, увидели ее, прочувствовали. И здорово, что нам удалось показать программы примерно на том уровне, на котором они и должны находиться в феврале. Понятно, что не все было идеально. Но, все же, прокат получился хорошим, и мы рады были выступить на таком уровне, на льду олимпийского катка. Это дополнительные эмоции.

— Опробовать олимпийский каток — это небольшое преимущество перед европейцами?

— Маленькое преимущество, но оно у них есть, когда Олимпиада проводится в Европе (смеется).

Тесса Вирчу: — Конечно, важно то, что мы победили в Канныне, и что прокатом, в целом, остались довольны. И, разумеется, главная цель — выиграть Олимпиаду.

— Это та цель, которую вы ставили себе, возвращаясь на лед? Или же старались не завышать ожидания?

Т. В.: — За тот перерыв, что у нас был, мы многое обдумали и осознали, что для нас по-настоящему важно. Когда у тебя уже есть олимпийские медали, ты можешь просто получать удовольствие от процесса, ставить программы, наслаждаться тем, что по-прежнему выступаешь. Так что изначально мы не думали о том, чего сможем добиться, вернувшись к соревнованиям. Но, в итоге само осознание того, что наиболее важно для нас — сама включенность, сам процесс, новые эмоции, возможность попробовать сделать что-то интересное, новое — позволяет нам выступать на высоком уровне и добиваться результата.

— Свой первый олимпийский цикл хорошо помните?

С. М.: — Каждая Олимпиада — это совершенно отдельная история и не бывает похожих друг на друга олимпийских циклов. Разве что в том, что олимпийский сезон — это всегда экстра-стресс. Наша первая Олимпиада, и это, наверное, у всех так, воспринималась совсем иначе. Мы были такими детьми в этом плане. Все удивляло, восхищало, хотелось очень проявить себя. Теперь, когда у нас уже есть весь этот олимпийский опыт, мы можем его использовать. И самое главное, можем наслаждаться и уже пережитыми эмоциями, и тем, что происходит с нами в настоящем.

— Чем занимались сразу после Сочи?

Т. В.: — После сезона я уехала в отпуск во Францию на месяц.

— В тишину и покой?

— Да! Телефон вне зоны доступа и никакого Wi-Fi (смеется). Это было прекрасно. Ну, а в самые первые дни после Олимпиады были традиционные мероприятия, встречи со СМИ, первая возможность побыть с близкими…

С. М.: — Когда у нас закончились соревнования в Сочи, ходили гулять в Олимпийский парк. Очень важно успеть это сделать после того, как все для тебя закончилось. Успеть уловить этот дух, атмосферу Олимпиады. И, кстати говоря, вот этот момент — «жизнь после Сочи» и «жизнь после Ванкувера» — сильно отличались.

— Потому что было много внимания со стороны медиа после домашней Олимпиады?

Т. В.: — Было, но дело в том, что мы были заняты больше подготовкой к чемпионату мира, чем всем этим. А после Сочи у нас была возможность переварить все произошедшее с нами за олимпийский цикл и перевести дух.

— Думали, что в вашей жизни будут три Олимпиады?

С. В.: — Это точно нет. Хотя, в принципе, наверное, мало кто задумывается об этом. Хочется попасть на Игры, воплотить в жизнь свою олимпийскую мечту, выиграть золото, и даже как-то не думаешь, что все это может произойти несколько раз. Сама такая мечта — уже сказка, отдельная глава в твоей жизни, а то, что их будет столько — это невероятная удача, невероятное счастье, о котором не то что не задумываешься, вообще даже не мечтаешь. Мы — счастливчики!

— Перед вашим приездом в Каннын 45-летняя Клаудия Пехштайн сказала, что не исключает возможности своего выступления на Олимпиаде в Пекине.

Т. В.: — Боже мой!

— Я к чему это говорю. Может быть, и вы собираетесь в Пекин в 2020-м?

С. М.: — Несомненно, мы там будем, но вряд ли уже как спортсмены. Ну, я так думаю (смеется).

Т. В.: — Вообще, конечно, мы уже даже шутим на эту тему осторожно, а то, знаете, мы и про Пхенчхан в свое время шутили.

С. М.: — Смеялись, когда у нас спрашивали про это.

Т. В.: — И вот уже меньше года до Олимпиады, мы выступили на льду олимпийского катка… Так что нам с такими шуточками надо поосторожнее (смеется).

— Хорошо. Если не про следующую Олимпиаду, то про следующую книгу. Екатерина Боброва как-то сказала, что ей очень нравится ваша биография. Будет вторая часть?

— Историй у нас поднакопилось на следующий том. Так что, почему нет?

С. М.: — «Тесса и Скотт рассказывают все как есть»!

Т. В.: — Снова!

Загрузка...

Поиск
Загрузка...