Владимир Морозов: «Составим конкуренцию лидерам в следующем цикле»

Серебряный призер Олимпиады и чемпионата мира 2018 года — о выступлении в Корее и Милане, временном уходе из спорта своего тренера Нины Мозер и планах на следующий цикл подготовки к Играм-2022 в Пекине.

Владимир Морозов

Серебряный призер Олимпийских игр по фигурному катанию в командном первенстве Владимир Морозов в минувшем сезоне подтвердил свое лидерство в российском и европейском парном катании. Вместе с Евгенией Тарасовой он завоевал в Москве второе подряд золото чемпионата Европы. К сожалению, в личных соревнованиях на Олимпиаде россияне стали четвертыми, недотянув до пьедестала из-за падения Евгении Тарасовой при прыжке в произвольной программе.

Уже в марте пара выиграла серебро чемпионата мира в Милане, уступив лишь новоиспеченным олимпийским чемпионам Алене Савченко и Бруно Массо. Эта медаль стала для россиян второй на мировых первенствах — год назад они завоевали бронзу в Хельсинки. В интервью «Известиям» 25-летний Владимир Морозов подвел итоги олимпийского сезона, рассказал о планах на следующий цикл и выразил уверенность, что на нем и Евгении Тарасовой никак не скажется временная пауза в работе, которую взяла их тренер Нина Мозер.

— В этом сезоне вы достигли всего, к чему стремились?

— Получили не всё, что хотели. Но в целом сезон получился хорошим — мы довольны.

— После того как на чемпионате мира в Милане отказались выступать серебряные и бронзовые призеры Игр в Корее китайцы Суй Вэньцзин и Хань Цун, а также канадцы Меган Дюамель и Эрик Редфорд, многие считали, что вы обязаны занять минимум второе место. Это давило на вас?

— Нет, вообще никак. На самом деле мы абсолютно спокойно выступили в Милане. После Олимпиады уже шли по накатанной. Столько раз катали нашу программу, что обрели необходимую уверенность в себе и выступали без какого-либо волнения.

— Уже думали, с какой программой будете выступать в следующем сезоне?

— Конечно, программа поменяется. У нас будут две новые программы. Будем думать какие. Пока еще ничего не предпринимали — работать над ними будем уже летом.

— Желтый галстук, в котором вы исполняли буги-вуги в произвольной программе, сохранили на память?

— Висит дома в шкафу на вешалке. На аукцион пока не собираюсь выставлять (смеется). Конечно, я думаю, что многие это запомнят надолго. Но мы всего лишь отталкивались от идеи исполнить в произвольной программе танец буги-вуги. В этом стиле катались — под него и костюмы шили.

— Тяжело будет без Нины Мозер, решившей на полгода взять паузу в тренерской деятельности?

— Уверен, связь с Ниной Михайловной мы не утратим. Она нам будет помогать. Но можете быть уверены — всё будет хорошо.

— Эпизод с падением Евгении в произвольной программе на Олимпиаде, оставивший вас без медалей в личном первенстве, уже не вспоминаете?

— Сейчас уже нет каких-то эмоций от этого. Дело сделано — жалеть и корить себя уже нет смысла. Долго этим заниматься вообще не надо. Да, шанс попасть в призеры был. Мы постарались его использовать, но не получилось. Так что будем учитывать эти ошибки в следующие четыре года.

— Что всё-таки произошло в том эпизоде?

— Там всё в совокупности сыграло свою роль. Где-то нервы подвели, где-то были допущены технические недочеты. Всё это привело к такой ошибке в начале программы. Но прогресс не остановить. Он всегда будет в нашем виде спорта. Все двигаются в сторону исполнения сложных элементов. Считаю, что это абсолютно нормально — так было, есть и будет. И мы тоже будем работать над тем, чтобы без ошибок справляться со сложными программами.

— Тройка призеров Олимпиады — если эти пары сохранятся в нынешнем виде — вам по силам?

— Я уверен, что мы составим им конкуренцию. Женя и я абсолютно спокойно с ними боролись и в предыдущие два года, и в прошедшем олимпийском сезоне. Будем бороться дальше. Сейчас ни у кого нет недосягаемого лидерства.

— Кто-то еще может вклиниться в противостояние вас и этих пар?

— Не знаю. Посмотрим. Пока я не вижу никого.

— Успели прочувствовать корейский колорит во время пребывания в Пхенчхане?

— Азия всегда своеобразна. Корея — не исключение. Но мы уже несколько раз бывали в этой стране, как и вообще в Азии. Поэтому чего-то неожиданного я лично не встретил.

— В отношении фигурного катания у корейцев есть какое-то подобие фанатизма, присущего, например, японцам?

— У них всё-таки более популярен шорт-трек. Я был на некоторых соревнованиях по шорт-треку в Канныне уже после того, как мы с Женей закончили соревнования. Было заметно, что ажиотаж и фанатизм в отношении шорт-трека у корейцев такой же, как у японцев на фигурном катании. А поскольку соревнования по шорт-треку и фигурному катанию проходили на одном льду, фигуристам приходилось выступать рано утром. В будние дни утром корейцы не всегда могли прийти на нас посмотреть, поскольку все были на работе. В итоге они не так сильно болели утром, как вечером (улыбается).

— Чем вы занимались в Корее в свободные полторы недели между завершением выступления и церемонией закрытия Олимпиады?

— Особо делать было нечего. Смотрели соревнования по другим видам спорта, болели за наших ребят. Куда удавалось попасть — туда ходили. В горы тоже ездили, в том числе посмотреть на лыжников. И на хоккее были.

— На своей первой Олимпиаде не испытывали волнение из-за отсутствия опыта выступления на таких турнирах?

— Опыт предыдущих крупных соревнований помог нам выступить на Олимпийских играх. Лед везде белый. Не скажу, что эти старты чем-то особенно отличаются от чемпионатов Европы и мира.

— Екатерина Боброва рассказывала, что во время церемонии награждения призеров командного первенства в Medal Plaza было настолько холодно, что ее губы едва не примерзли к медали, когда она ее целовала…

— Я этого избежал. У нас всё-таки зимний вид спорта. Основные соревнования проходят, когда на улице холодно. Так что не надо железки облизывать (смеется).

iz.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...