Волосожар и Траньков: новый рекорд

Короткая программа пар все-таки получила свою сенсацию: третье место после обновивших свой очковый рекорд Татьяны Волосожар/Максима Транькова и четырехкратных чемпионов мира Алены Савченко/Робина Шелковы занимают Ксения Столбова и Федор Климов, которые в воскресенье в составе сборной России получили золотую олимпийскую медаль в командном турнире.

Татьяна Волосожар и Максим Траньков

Выступление спортивных пар с короткими программами должно было по определению исключить понятие «сенсация» из лексикона хотя бы на время. Ибо сенсацией могло считаться в этот день только одно: если бы каким-то непостижимым образом какому-либо дуэту удалось бы опередить действующих чемпионов мира Волосожар и Транькова.

Единственный прокат россиян в командном турнире, где Таня и Максим выступали лишь с короткой программой, получился безупречным. Это не удивляло: короткая программа блистательно удалась Волосожар и Транькову даже на тех двух турнирах, где категорически не задавалась произвольная. В финале «Гран-при», который в декабре проходил в Токио, Таня с Максимом получили за этот танец 82,65, а на январском чемпионате Европы в Будапеште установили рекордный для себя и для мира результат — 83,98. Немаловажно было и то, что выступающие за Германию четырехкратные чемпионы мира Алена Савченко и Робин Шелковы, обыгравшие россиян в финале «Гран-при» в очной борьбе, победили исключительно за счет ошибок Тани и Максима во втором выступлении. А в короткой программе проиграли им более четырех баллов.

За несколько последних недель, предшествовавших приезду в Сочи, немцы проделали колоссальную работу. Они вернулись к старой программе — своей самой удачной постановке «Розовая пантера», с которой три сезона назад выиграли все основные соревнования сезона. Та программа, напомню, была произвольной, поэтому ее, во-первых, пришлось сокращать, а во-вторых, продумывать каждый шаг на льду и каждый жест, чтобы добиться хоть какой-то новизны восприятия.

Рассуждая о перспективах своих спортсменов в Сочи, Инго Штойер сказал, что по его представлениям, только за компоненты программы фигуристы должны получить в сравнении с предыдущей постановкой полтора-два балла преимущества, настолько хорошо «Розовая пантера» ложится на характер спортсменов и стиль их катания, подчеркивая все преимущества дуэта.

Иностранные журналисты, не очень пристально следящие за фигурным катанием между Олимпиадами, были в полном восторге от обрушившейся на них информации о российской и немецкой парах. Обе партнерши — с Украины. Обе в разное время катались со Станиславом Морозовым — одним из нынешних тренеров россиян. Обе становились с ним чемпионками юниорских мировых первенств, а Савченко даже участвовала с Морозовым в Олимпийских Играх-2002. Обе, наконец, тренировались у Инго Штойера, правда Волосожар в Германии не задержалась, уехав в Россию — к Транькову. Если добавить сюда историю о том, как отчаянно стремился к олимпийской победе, но так и не добился ее безвременно ушедший из жизни отец Транькова, вырисовывается сюжет — хоть в кино снимай.

Сценаристу такого фильма пришлось бы долго ломать голову, прежде чем решить, какой окажется концовка. Ведь те же немцы в глубине души были наверняка уверены, что заслуживают олимпийской победы в куда большей степени, поскольку шли к ней значительно дольше россиян.

Первый выход на лед Савченко/Шелковы и должен был, собственно, показать, на что немецкий дуэт может рассчитывать на своей третьей Олимпиаде. На равную борьбу с российскими фаворитами, или же, как и все прочие, на то, что лидеры допустят ошибку, и за счет этого можно будет сократить отставание. А может, даже выйти вперед. Формальные основания на это надеяться, к сожалению, имелись: Таня Волосожар никак не могла избавиться на тренировках от навязчивой ошибки в произвольной программе — и до начала командного турнира, и после него дважды падала с выброса.

Но и немецкий маневр заставлял задуматься: до какой же степени Савченко и Шелковы нужно было быть неуверенными в своих силах, чтобы начать полагаться на достаточно мифические рычаги в виде «фартовой» программы — пусть переделанной и улучшенной. Но никто при этом не отменял неписанных законов вида спорта: катаешь старое? Будь готов к тому, что и отношение к тебе будет, как к выпавшим из великосветской обоймы и когда-то блиставшим модникам.

* * *

Противостояние двух выдающихся пар было далеко не единственной интригой: на тренировках отчетливо вырисовывалось, что в прекрасной форме в Сочи находится еще один ветеранский дуэт — серебряные призеры ванкуверских игр Цинь Пан/Цзян Тун. Китайская пара поднялась на свой первый подиум мировых первенств ровно 10 лет назад — в 2004-м в Дортмунде. С тех пор фигуристы дважды становились чемпионами мира (всего на их счету 15 мировых первенств, а Игры в Сочи стали четвертыми) и, несмотря на крайне жесткую национальную конкуренцию со стороны более молодых пар, приехали в Сочи лидерами своей страны. После ванкуверских Игр было много разговоров о том, что Цинь Пан/Цзян Тун были преисполнены желания оставить лед и не сделали этого лишь потому, что их настоятельно попросили остаться в спорте руководители страны.

С другой стороны, остались китайцы точно не за тем, чтобы на своей четвертой Олимпиаде оказаться статистами. А посему были опасны и во вторник, и обещали оказаться еще опаснее в среду — в произвольной программе.

Отдельная “внутрироссийская” интрига сводилась к тому, что дебютанты Игр Ксения Столбова и Федор Климов за первые три дня успели перейти в принципиально иное качество — стать олимпийскими чемпионами. Пусть произошло это не в личном, а командном турнире, титул не мог не провести невидимую черту, оставив по одну сторону Столбову и Климова с отчаянным желанием доказать всему миру, что завоеванная медаль ни в коем случае не была незаслуженной, а по другую — добрый десяток соперников, снедаемых столь же отчаянным желанием обыграть свежеиспеченных “выскочек”.

Подозреваю, что особенно сильно горели этим желанием Вера Базарова и Юрий Ларионов — пара, на счету которой за годы выступлений набралось по четыре мировых и европейских первенства (два завершились медалями) и участие в Олимпийских играх-2002. То есть, применительно к командному турниру фигуристы более, чем кто другой, имели право на фразу “На этом месте должны были быть мы!” Но вот не сложилось.

И конечно же, нельзя было не брать во внимание совершенно очевидный прогресс обеих канадских пар. Год назад — сразу после того, как Меган Дюамель/Эрик Рэдфорд стали бронзовыми призерами чемпионата мира в канадском Лондоне, их тренер Ришар Готье сказал мне в интервью, что биться в Сочи за золотую медаль его спортсмены совершенно объективно не сумеют. И что сам он — большой фанат Волосожар и Транькова. Что же до “канадских” задач, они сводятся к тому, чтобы обе программы Дюамэль/Рэдфорда были доведены до максимально возможной сложности. Ну и безошибочно исполнены на Играх, разумеется.

На этих словах Готье тогда подмигнул и заговорщицки добавил: “Фавориты ведь тоже иногда ошибаются, верно?”

* * *

Что способна сделать со спортсменами олимпийская победа, стало ясно, как только Столбова и Климов вышли на лед. Здесь, собственно, не требовалось слов, хватало цифр. Лучший результат пары до начала проката составлял 70,90. Спустя три минуты можно было записывать новый рекорд — 75, 21. И это было уже серьезной заявкой: более высокие баллы удавалось набирать только Волосожар/Транькову, Савченко/Шелковы и формально — Цинь Пан/Цзян Тун, но до китайского рекорда россиянам не хватило всего 0,19.

Следом личный рекорд установили Савченко и Шелковы — 79,64. Предыдущее их достижение было превышено всего на 0,18. Другими словами, расчет Штойера на резкую прибавку в результате не оправдался.

Волосожар и Траньков, напротив, в очередной раз подняли планку собственного рекорда, заработав почти пять баллов отрыва от преследователей. Для того, чтобы приблизиться вплотную к чемпионам мира (не говоря уже о том, чтобы их обойти), китайцам потребовалось бы улучшить собственные показатели почти на десять баллов, и это было для них уже совершенно нереально.

Совершенно неожиданную точку в турнире пар поставил в этот день олимпийский чемпион Ванкувера Эван Лайсачек. Разыскав меня на трибуне прессы, фигурист потребовал немедленно научить его правильно произносить по-русски имя Ксении Столбовой, сказав при этом в адрес российских фигуристов: «Их ждет потрясающее будущее. Не сомневаюсь в этом ни секунды!»

Олимпийские игры. Сочи. Пары. Короткая программа. 1. ВОЛОСОЖАР/ТРАНЬКОВ (Россия) – 84,17. 2. Савченко/Шолковы (Германия) – 79,64. 3. СТОЛБОВА/КЛИМОВ (Россия) – 75,21. 4. Пан Цин/Тун Цзянь (Китай) – 73,30. 5. Дюамель/Рэдфорд (Канада) – 72,21. 6. Мур-Тауэрс/Москович (Канада) – 70,92… 8. БАЗАРОВА/ЛАРИОНОВ (Россия) – 69,66.

www.sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...