Высокая кухня

Призеры Гран-при

Третий этап, завершившийся в воскресенье в Шанхае, определил первых финалистов «Гран-при». В танцах на льду ими стали вице-чемпионы Европы Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев, в парном катании — двукратные чемпионы мира и вице-чемпионы Олимпийских игр Цинь Пан/Цзян Тун, а в одиночном катании у мужчин — 22-летний японец Тацуке Мачида, который до этого сезона побеждал лишь во второстепенных турнирах.

Читая в самолете на пути из Москвы в Китай изрядно потрепанный аэрофлотовский журнал, я обнаружила заинтересовавшую меня статью. Это был отрывок из книги американского шеф-повара Энтони Бурдена «Мясо с кровью» о резчике рыбы из нью-йоркского ресторана Le Bernardin Хусто Томасе — человеке из не очень состоятельной доминиканской семьи, без какого бы то ни было специального образования. Томас уже 20 лет режет рыбу для всех «бернарденовских» блюд так, как не умеет резать никто другой. Во всяком случае, сам Бурден пишет: «Я окончил лучшую кулинарную школу в стране, 28 лет был профессиональным поваром. Я очистил и нарезал десятки тысяч рыб. Но я никогда бы не посмел даже прикоснуться к рыбе в Le Bernardin».

На вопрос, что именно отличает его резчика от всех остальных, шеф-повар легендарного ресторана Крис Миллер ответил: «Хусто не делает лишних движений».

Эта фраза напомнила мне другую — из очень старого интервью с Тамарой Москвиной, где тренер говорила: «Опыт — это не что иное, как некий комплекс действий, необходимый для достижения результата. Когда ты хотя бы раз прошел дорогу до золота, то, начиная работать с новыми группами, делаешь выводы: куда идти, как добиваться цели. Уже можешь себе позволить срезать углы, чтобы найти наиболее короткий путь».

Собственно, профессионализм, будь то в спорте, мире высокой кухни или где-то еще, и заключается в том, чтобы «не делать лишних движений». Просто в спорте эта фраза подразумевает скорее способность не отвлекаться ни на что, кроме достижения результата, — не имея при этом никакой гарантии, что результат будет достигнут. Та же Москвина как-то сказала: по большому счету она готовит учеников не к тому, чтобы они приехали на соревнования и гарантированно стали первыми. А к тому, чтобы были готовы стопроцентно использовать свой шанс, если он выпадет.

Применительно к нынешним подопечным великого тренера эта фраза подходит как ни к какой другой паре. Путь Москвиной с Юко Кавагути и Александром Смирновым оказался, пожалуй, наиболее сложным из всех предыдущих. Сколь бы грандиозным ни был тренерский опыт, очень тяжело ставить перед собой максимальные задачи, имея в руках не самый «чемпионский» материал и понимая, что слишком много факторов работает не на тебя, а на соперников. Это и возраст — как спортсменов, так и собственный, и пределы физических возможностей, и постоянно преодолеваемые травмы…

Обо всем этом было трудно не задумываться в Шанхае, где Кавагути и Смирнов уступили хозяевам льда — наиболее титулованной и опытной из китайских пар Цинь Пан/Цзян Тун. Теоретически российским фигуристам было вполне по силам обыграть соперников, несмотря на почти пятибалльное отставание после короткой программы. В произвольной Юко и Саша «перекатали» китайцев по сложности на 3,35, но проиграли второй оценкой.

Это было логично: во-первых Цинь Пан/Цзян Тун выступали дома, во-вторых, они официально являются первой парой своей страны, в то время как в России этот неофициальный титул принадлежит по итогам прошлого сезона вице-чемпионам мира Татьяне Волосожар и Максиму Транькову. На что в такой ситуации может рассчитывать второй по ранжиру дуэт? Только на шанс…

В одной из бесед Москвина как-то сказала мне: «В мире не так много тренеров реально понимают, как нужно работать, чтобы выиграть золотую олимпийскую медаль».

Парадокс, но «так, как надо», не получается даже у давно ставших тренерами подопечных Москвиной, на своей шкуре испытавших, что такое путь к олимпийскому золоту. Возможно, этот путь просто слишком тяжел, чтобы испытывать желание повторить его еще раз — с учениками. Но куда более парадоксально то, что в своем весьма солидном возрасте Москвина остается едва ли не самым новаторским тренером парного катания в мире. Программы Кавагути и Смирнова всегда необычны по музыкальному сопровождению, всегда узнаваемы, напичканы всевозможными «фишечками», их всегда хочется смотреть от начала и до конца, даже когда спортсмены показывают далеко не лучшие прокаты. А ведь это, наверное, и есть самое трудное для тренера с колоссальным опытом: отодвинуть десяток лежащих на поверхности добротных вариантов музыки и постановок, бросить все силы на поиски одиннадцатого и сделать так, чтобы именно он оказался единственно верным.

Впрочем, это уже не только о парном катании. А о том самом пути, которым, я уверена, пройдут те тренеры и спортсмены, которым суждено добиться олимпийского успеха в Сочи. И нужно-то, если задуматься, не так много: четко понимать, чего именно ты хочешь, и не делать «лишних» движений.

Ну, не удивительно ли, на сколько размышлений способна навести журнальная заметка о резчике рыбы?

А вот еще одна небольшая выдержка из той же книги:

«…Дело не в том, что один человек способен нарезать семьсот фунтов рыбы за смену и проделывать это день за днем. Главное — каждая порция будет идеальна. Потому что любой кусочек — это имя и репутация шеф-повара. Слишком пристально внимание. Слишком много людей готовы при первом инциденте объявить, что «ресторан выдохся». Работая на столь высоком уровне, каждый повар и официант не должны упустить ни единой мелочи, потому что песчинка способна низвергнуть храм…»

Как тут вновь не провести параллель с фигурным катанием? После первого этапа «Гран-при», где японские одиночники заняли весь пьедестал, одна из болельщиц, прекрасно знакомая с тем, как готовят спортсменов в Стране восходящего солнца, написала мне в блог:

«По своей популярности фигурное катание здесь конкурирует только с сумо, кудо, бейсболом и теннисом. Японская федерация по этому виду спорта уже с десяток лет владеет собственной промоутерской компанией. В последние годы в стране принимают на гастроли только высокобюджетные профессиональные шоу. Все тренеры и спортсмены, сотрудничающие со сборной, включая таких звезд, как Такахаши, Мачида, Мао Асада и Канако Мураками, обязаны отработать от 50 до 200 часов год в детских школах, клубах и секциях. Доходы и сборы от детских школ полностью освобождены от налогов, а тренеры, работающие с группами детей от 4 до 11 лет, получают солидные доплаты от федерации. Независимо от того, о частных школах идет речь или о государственных. Открытые прокаты, тренировки и прочие выступления фигуристов национальной сборной проводятся в виде шоу и фестивалей по всей стране. Как следствие, к началу соревновательного сезона каждый спортсмен уже имеет на своем счету от 30 до 65 стартов…»

Не правда ли, после этого не удивляет, что на трех этапах «Гран-при» фигуристы из Японии поднимались на пьедестал уже шесть раз? И в ближайшем будущем вряд ли что-то может низвергнуть храм, стоящий на столь солидном основании.

Когда мы в Шанхае заговорили с Москвиной о китайском парном катании, меня поначалу слегка покоробил ее комментарий: стране, имеющей серьезные намерения, достаточно иметь на взрослом уровне 4-5 пар. А вот юниорских дуэтов должно быть много. Чтобы иметь как можно более широкую возможность «тасовать» партнеров, составляя из них наиболее конкурентоспособные сочетания. Что, собственно говоря, китайцы успешно и делают. Во всяком случае, у них не было никаких проблем с тем, чтобы быстро найти наиболее талантливую и подходящую партнершу оставшемуся без пары вице-чемпиону Олимпийских игр в Турине Хао Чжану.

Видимо, уловив мои внутренние колебания, тренер довольно жестко сказала: «Большой спорт — не богадельня!»

Не согласиться трудно. Можно провести всю жизнь у одного и того же тренера, взять у него, работая с утра до ночи, все, что он способен дать, — и никогда не подняться на вершину. А раз так, бессмысленно рассуждать об этике. Надо просто с самого начала решить для себя: намерен ты штурмовать эту вершину или нет.

В конце концов, большой спорт, как и мир высокой кухни, всегда подразумевал умение резать по живому, безжалостно отсекая все лишнее.

Третий этап «Гран-при» Cup of China. Шанхай. 3 ноября

Финалы. Танцы. 1. Пешала/Бурза (Франция) — 169,73. 2. БОБРОВА/СОЛОВЬЕВ — 159,46. 3. Уивер/Поже (Канада) — 158,07… 6. СИНИЦЫНА/ЖИГАНШИН — 137,46.

Женщины. 1. Асада (Япония) — 181,76. 2. ЛИПНИЦКАЯ — 177,92. 3. Корпи (Финляндия) — 169,86… 9. БИРЮКОВА — 127,36.

Мужчины. 1. Мачида (Япония) — 236,92. 2. Такахаши (Япония) — 231,75. ВОРОНОВ — 217,61.

Пары. 1. Цинь Пан/Цзян Тун (Китай) — 188,82. 2. КАВАГУТИ/СМИРНОВ — 183,53. 3. СТОЛБОВА/КЛИМОВ — 172,55.

www.sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...