Я первая, Плющенко — потом

До Олимпийских игр в Сочи осталось не так уж много времени — меньше четырех месяцев. «Спорт День за Днем» начинает представление сборной Петербурга — еженедельно мы будем публиковать интервью со спортсменами из Северной столицы, которые могут «выстрелить» на предстоящих Играх. Для начала представим женское одиночное фигурное катание. В этом виде у Питера есть серьезный претендент на медаль — Елизавета Туктамышева. А еще есть прекрасная Николь Госвияни — претендент на поездку в Сочи. Но все-таки Туктамышева — пока звезда № 1 в питерском фигурном катании. Именно с ней и зашел разговор о подготовке к главному старту четырехлетия (а может, и всей карьеры).

Нет желания смотреть чужие программы, лучше свои

— Олимпийские программы — они уже полностью готовы или что-то еще надо дорабатывать, усложнять?
— Нет, усложнять ничего уже не будем, осталось только нарабатывать. Но, конечно, никогда нельзя быть уверенной, многое зависит от тренеров.

— В этом году у вас две программы с похожей тематикой — латиноамериканская и испанская музыка, в прошлом году была цыганочка, танго, не хотелось попробовать себя в чем-то совсем другом, классике например?
— Я не любила никогда «катать» классику. Когда ты маленькая, тебе все равно, просто дают музыку, и все. А вот начали спрашивать, я стала выбирать ту музыку и те образы, которые я могу прочувствовать. Я, наверное, немножко артистка, мне обязательно нужен образ, который можно передавать зрителю. Что-то яркое. Пусть это будет классика, но что-то очень сильное, такое, чтобы мурашки по спине бежали.

— Вы смотрите прокаты соперниц?
— Нет, не смотрю. Я примерно знаю, как кто катается. Так что мне не очень интересно.

— А кого из фигуристок вы бы могли выделить? Может, хочется быть на кого-то похожей?..
— Даже не знаю. У меня нет кумиров. И никогда не было, даже в детстве. Мне кажется, обязательно должно быть свое лицо. У меня всегда была я, я и только я. У меня нет желания смотреть чужие программы, я лучше пересмотрю свои. Если когда-то кому-то захочется, пусть будет похож на меня.

Стараюсь не быть дурочкой

— Кто обычно поддерживает вас на трибунах кроме болельщиков: мама, друзья?
— Мама — нет, я не люблю, когда она в зале. Она только один раз была, очень давно… Когда я каталась в Глазове, был выходной, и они с папой пришли. Я хорошо тогда выступила, но мне было некомфортно. Я очень самостоятельная с детства и все люблю делать сама. Мама даже на Олимпиаду не поедет. А друзья — пожалуйста! Фигуристы всегда друг на друга смотрят, это нормально, я привыкла.

— Неужели не хотите, чтобы мама посмотрела, как завоюете награду на Играх?
— Если честно, для меня вообще, наверное, награды не главное. Это, конечно, приятно, когда ты побеждаешь, играет твой гимн, потрясающие ощущения, нигде больше таких нет. Но мне важнее кататься хорошо и самой получать удовольствие. И чтобы людям нравилось, чтобы говорили: «Да, Туктамышеву знаем!» Я думаю, что обязательно надо оставить какой-то свой след в фигурном катании, чтобы помнили такую спортсменку — Туктамышеву.

— А как вы думаете, легко тренировать спортсменку Лизу Туктамышеву?
— Думаю, да. Потому что я всегда слушаю, что говорят. Слушаю тренера. Я стараюсь не быть дурочкой на тренировке, не допускать глупых ошибок. Если бы я была тренером, обрадовалась бы такой спортсменке, как я. Шучу, конечно. Но скоро уже надо будет думать, куда поступать. Наверное, пойду в Лесгафта на тренера или психолога.

— Раз мы об этом заговорили, нужен ли вам спортивный психолог?
— Я считаю, что было бы неплохо. Если есть человек, который тебя знает и может помочь в нужный момент, это же хорошо. Он может сказать правильные слова, ведь не каждый может настроить себя сам. В группе у нас психолога нет, но мне было бы интересно поработать с таким специалистом.

— В работе всегда есть два метода — кнут и пряник, с вами что действует лучше, вас надо хвалить или ругать?
— Ругать — нет. Меня надо хвалить. Если хвалить, у меня сразу крылья вырастают. А вот если начинают ругать, мне хочется сделать назло еще хуже. Особенно в детстве так было, такой характер. Поэтому мне легко с Алексеем Николаевичем Мишиным, он никогда не ругает, всегда объясняет, что и где было не так. Я вообще не понимаю, зачем ругаться? Он мне объясняет ошибки — и все, я иду и исправляю. И даже если совсем голову потерял, без «башки» катаешься, он просто говорит: «Все, заканчиваем».

У тебя Олимпиада! Это жизнь в сером мире

— Я знаю, что перед ответственными стартами многие тренеры запрещают спортсменам пользоваться социальными сетями.
— Нет, у нас такого нет. Зачем? Ты сам должен понимать, что тебе делать в свободное время. Главное — это подойти к старту в хорошей форме, с хорошим настроением, а что ты делаешь до этого, дело твое. Ты сам за себя отвечаешь. Если все запрещать: не ходи туда, не пользуйся этим, у тебя Олимпиада — это будет жизнь в сером мире. Я сама себя всегда контролирую, голова на плечах есть. У меня такой характер.

— Вы часто говорите: «Это мой характер». А что такое, на ваш взгляд, спортивный характер?
— Во-первых — быть стойкой, не размазней. Во-вторых, всегда доводить дело до конца. Для меня пример спортивного характера — Женя Плющенко. Такого характера нет ни у кого. Это очень сильный человек. А у девушки, мне кажется, еще должна быть такая стервозность, наверное, в хорошем смысле.

Женя верит и знает

— Вернемся к Олимпиаде. Как идет подготовка?
— Кто туда поедет, будет решаться на чемпионате России и чемпионате Европы в Будапеште в январе. У всех равные шансы. Особо подготовка не изменилась, и давления я не чувствую. Все в рабочем режиме. В любом случае я стараюсь абстрагироваться от всего. Видимо, я такой человек, что мало что может выбить меня из колеи. Я стараюсь не думать об этом и получаю удовольствие от того, что есть сейчас. И будь что будет. Но я, конечно, надеюсь на то, что выступлю хорошо и отберусь на Олимпиаду. Надо довольствоваться настоящим и не загадывать наперед.

— Вы с Плющенко тренируетесь на одном льду?
— Нет, у нас идет разделение. Мы с Артуром Гачинским катаемся первые, а Женя — потом. Алексей Николаевич так расставил, он не успевает одновременно со всеми работать. Мы очень редко с Женей пересекаемся сейчас. Но программы я его видела. Мне очень понравились, замечательная музыка. Он очень-очень серьезно готовится.

— Как оцениваете его шансы на Играх?
— Для этого человека нет ничего невозможного. Если он хочет и верит, значит, он добьется. Главное — верить в себя. А он верит и знает, что может, значит, все будет.

Лед в «Юбилейном» лучше, чем в Сочи

— Вы уже катались в Сочи, как там условия для фигуристов?
— Там очень хорошая арена. Все есть, раздевалки, душевые, залы. И лед хороший. Качество льда чувствуется сразу, он очень может отличаться. Он там не мягкий, не твердый, а именно такой, какой нужен для фигурного катания. Но самый лучший лед все равно в «Юбилейном». Самый любимый. Иногда лед на некоторых стартах слишком мягкий, он проседает. После некоторых стартов возвращаешься в «Юбилейный» и просто паришь, на любой скорости, так легко. Главное — не врезаться во что-нибудь.

— Большинство спортсменов называют Олимпиаду главным стартом в жизни и с самого детства мечтают попасть на нее, у вас были подобные мечты в детстве?
— Нет! Никогда даже не думала, я и в фигурное катание случайно попала. И даже когда уже с Алексеем Николаевичем стала работать, не задумывалась об этом. Если все время думать, что цель жизни — Олимпиада, с ума сойдешь. Неважно, какое место я займу, если поеду, главное, чтобы это была радость и для меня, и для зрителей. На Олимпиаде выступаешь еще и за страну. Я на чемпионате Европы это почувствовала. Когда катаешься там, уже ни о чем не думаешь, главное — выступить достойно, но я, например, никогда не смогла бы выступать под другим флагом.

— Флаг вы никогда не поменяете, а тренера?
— А на кого можно поменять Алексея Николаевича Мишина? Это величайший тренер. Он самый лучший. Я хочу и карьеру закончить с ним.

www.sportsdaily.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...