«Я вас чувствую сердцем. Я вас не боюсь. Я вам открываюсь!»

Когда катается новая чемпионка финала «Гран-при» Евгения Медведева, кажется, что она не выполняет элементы и хореографические движения, а просто живет на льду, получая от этого удовольствие. И все прыжки, шаги и вращения выходят у нее сами собой. А еще получаются истории, которые ученица Этери Тутберидзе рассказывает зрителям и трогает ими до глубины души.

— Я действительно получаю удовольствие, когда катаюсь. Даже скажу немножко по-другому: не от того, что нахожусь на льду, а от того, что имею возможность там находиться, — рассказывает Женя.

— Вот Юдзуру Ханю тоже, кажется, получает удовольствие.

— Я им восхищаюсь. Это фантастический человек, я такого еще никогда не видела. Он просто живет льдом! Неважно, что вокруг. Без разминки берет и делает четверной риттбергер, который не понимаю, почему у него еще не в программе. Абсолютно с холодной головой делает. Просто преклоняюсь перед ним, выступать на таком уровне — это бесподобно.

— Но вы ведь видите тоже разницу между ним, живущим на льду, и теми, от кого впечатление — просто делает элемент за элементом. Это какое-то особое умение так жить?

— Я думаю, что у Юдзуру — это и врожденное умение, но и учиться этому тоже нужно. Можно научиться себя настраивать. Морально готовиться к соревнованиям.

— Как?

— И на тренировках, и перед выступлением, и даже когда ты еще дома лежишь в кровати, настраивать себя на определенный лад.

— Это состояние души? Когда ничего не слышишь, что вокруг?

— У кого как. Искать нужно. Кому-то надо отвлечься и с кем-то пообщаться. Кому-то сконцентрироваться. Я вот больше закрываюсь.Не люблю, когда ко мне подходят перед стартом. Кроме тренера, конечно. С тренером я всегда разговариваю, и это мне никакого дискомфорта не доставляет. А так не люблю, когда и во время соревнований отвлекают. Безусловно, мне приятно, когда люди у меня просят автографы, и я не хочу казаться невежливой — но если я отказываю, значит, я думаю, я успокаиваюсь и настраиваю себя на определенный лад. А вот после старта — со всеми сфотографируюсь и обнимусь.

На льду вы тоже в своем мире, в какой-то оболочке?

— Там абсолютно другое, другая жизнь. Там еще большая концентрация. Выполнение элементов.

«Надеюсь, что мою фразу на языке жестов понимают»

— Слышите, что происходит на льду вокруг вас во время катания?

— После прыжков слышу аплодисменты. После проката, конечно, тоже. Больше вообще ничего не слышу.

— Даже голос тренера?

— Нет, Этери Георгиевну, конечно, слышу всегда.

— Как при концентрации на элементах удается еще и на языке жестов в произвольной программе разговаривать?

— Это поставленная фраза в конце программы. В этот раз в Барселоне после последнего прыжка я даже постаралась быстрее сделать все остальное перед этой фразой. Чтобы спокойно и отчетливо ее произнести.

— Нужно же все равно думать об этом? Не забыть, как произнести эту фразу.

— Она заучена, я долго ее тренировала, чтобы четко показывать.

— Вам не приходили отзывы на эту программу от людей, которые говорят на языке жестов?

— Пока что нет. Надеюсь, что говорю ясно, и люди меня понимают. Вообще мне сказали, что на интернет-форумах, где общаются такие люди, пишут, что это действительно понятная фраза. И если я могу движениями передать то, что хочу сказать, то мне это очень приятно.

— Учил этой фразе слабослышащий человек?

— Приходил хореограф из проекта «Танцуй!» на Первом канале, Игорь Стрелкин. Да, он слабослышащий. Этот человек нереально талантливый. Несмотря на то, что у него такая особенность, он идеально двигается, идеально все понимает. В какой ситуации какое должно быть движение. Я была просто поражена этим человеком, было очень приятно работать с ним.

— Когда начали реализовывать идею произвольной программы, не страшно было, что не получится? Ведь это целая история.

— Нет. Я доверяю и Илье Авербуху, который придумал и поставил мне эту программу, спасибо ему большое, и хореографам, и тренеру. Если тренер сказала, что у меня получится — значит, на самом деле получится.

«Только на пьедестале финала «Гран-при» подумала — вау!»

— Чем зацепило когда-то фигурное катание – не возможностью рассказывать такие истории?

— А я не помню! Мне родители рассказывали, что когда я была маленькая, то сказала: мама, пошли на каток, хочу кататься. Пошли. Всё (смеется).

— И первые шаги на льду не помните?

— Да нет, конечно, три с половиной года мне было!

— Какое же тогда первое осознанное воспоминание от фигурного катания?

— Когда я маленькая поехала на соревнования первый раз без родителей. Мне лет семь было. Вот оттуда я много что помню. Почему-то мой тренер тогдашний запретила ехать со мной моим родителям. Представляете, каково это, быть в таком возрасте на старте без родителей.

— Стресс!

— Конечно. Помню, как переживала и волновалась, когда на старт выходила.

— Закончились-то соревнования хорошим результатом?

— А вот этого не помню.

— Мне вообще почему-то кажется — это мое личное ощущение — что для вас результат на соревнованиях вторичен. А главное — это общаться на льду со зрителями.

— Главное, чтобы люди понимали, что именно ты хочешь донести до них. Что именно ты говоришь своей программой, какую идею ты воплощаешь на льду. И чисто откататься.

— Так без чистого проката вообще, наверное, задуманную идею не передать.

— Когда ты катаешься не чисто и есть какая-то ярко выраженная ошибка, то внимание концентрируется именно на ней, эмоции сбиваются. А вот если катаешься ровно, то сама программа воспринимается так, как должна.

— Еще одно мое впечатление — что у вас вообще нет страха. Ни перед этими сверхсложными элементами, ни перед масштабом турнира, например, который вы только что выиграли.

— Лютого страха нет. Но волнение есть. Аудитория достаточно большая, на тебя смотрят очень много людей. И бывают моменты, когда я начинаю переживать. Но мне кажется, это свойственно всем спортсменам, да и вообще всем людям. Стоит подумать, что зрителям на самом деле нравится, что ты доставляешь им удовольствие, так сразу же успокаиваешься. И стараешься делать свою работу еще лучше.

— Приходилось когда-нибудь учиться, как снимать волнение? С психологом, например.

— Нет, с психологом вообще никогда не работала. Есть только тренер и я. И моя семья.

— Неужели ни разу не пришла мысль — «ой, это же чемпионат мира среди юниоров!» Или «а-а-а, это же финал «Гран-при»?

— Я никогда об этом не думаю. Мне главное чисто откататься, и все. Хотя вот, наверное, смешную вещь скажу: стояла когда здесь на пьедестале, подумала — это же финал «Гран-при»! Стою на пьедестале взрослого финала «Гран-при» и думаю — вау! (смеется).

— А так ощущение, что просто как будто какой-нибудь этап…

— Ага. Медалька лежит в рюкзаке. Ступенечка, ступенечка, еще одна ступенечка. Внутри меня ничего не меняется. Остаюсь тем же человеком.

«Звездной болезни» просто не понимаю»

— Вас спросили после победы в смешанной зоне, чувствуете ли вы себя звездой.

— Я обалдела от этого вопроса! — смееется Женя.

— А я от ответа обалдел, если честно.

— Ну правда, меня так воспитывали. Все время объясняли, что к чему, и для чего что делается. Зазнайства, «звездной болезни» я просто не понимаю. Я человек, такой же, как и все остальные. Я общаюсь со всеми людьми, мне приятно это делать, и я никогда не ставила себя выше кого-то. Даже в голову не приходило.

— Меня поразила ваша мысль: чувствовать себя звездой — значит, опускать себя же на ступеньку ниже.

— На самом деле. Лично я, если общаюсь с человеком, который так, знаете, смотрит на тебя свысока, думаю: как бы неприятно мне было, если бы я так себя вела. Я хочу свободно говорить с людьми.

— Но ведь с известностью наверняка приходит необходимость терпеть навязчивость некоторых болельщиков. Я даже запомнил выражение одной спортсменки, которая закрыла все соцсети: есть люди, которые придумывают свой мир, и тебя в нем.

— Бывает такое. Месяца два назад у меня были открыты личные сообщения, и мне некоторые люди писали: «Женек, привет, как дела?» Как будто на самом деле знакомы сто лет. А я их не знаю. Но, знаете, может быть это и хорошо. Может быть, люди чувствуют, что я свободно со всеми разговариваю — и сами свободно себя чувствуют.

— И никогда не было дискомфорта от повышенного внимания? Когда спортсмены рассказывают, что им тысячами приходят сообщения, не по себе становится.

— Я все сообщения стараюсь прочитать. «В контакте» у меня сейчас 150 непрочитанных сообщений, которые мне прислали после соревнований. Но в течение некоторого времени я их все прочитаю. Не на все отвечу, потому что это на самом деле тяжело, стольким людям написать. Но тем, кого знаю лично, отвечу. А благодарность хочу выразить всем, кто мне пишет. Я чувствую, что я вам нужна, и мне очень важна ваша поддержка. Без вас, я думаю, мне было бы труднее.

«Если можно сделать то, что нельзя — почему бы не сделать?»

— На улицах стали узнавать?

— Нет. Хотя вот, знаете, случай был. Как-то говорила по «скайпу» с друзьями, когда ехала в метро. Там же вайфай теперь есть. И меня спрашивают: «Женька, а тебя в метро не узнают?» Я говорю — нет, конечно! А мама потом мне: Женя, над тобой стояла девушка и шептала своему молодому человеку: это же Женя, это же Женя! Ровно в тот момент, когда я по «скайпу» говорила — да не, кто ж меня узнает-то в метро! Это было забавно (смеется).

— Но в целом можете спокойно ездить.

— Да. Вообще никогда ко мне никто не подходили и не говорили: «Вы Евгения Медведева, можно с вами сфотографироваться?» В Москве такого никогда не было.

— В Японии, наверное, было.

— В Японии только один раз была, в свой самый первый юниорский сезон — на финале «Гран-при» в Фукуоке. Там подходили несколько раз.

— В конце интервью хотел немножко странный вопрос задать. Для чего вы делаете на официальных тренировках перед соревнованиями каскад «3-3-3»?

— Для себя, для того, чтобы показать людям. Он же интересный, этот каскад, новый. В программу мы его не вставляем. И это хороший тренинг.

— Его же по правилам нельзя делать.

— Вот именно! Я делаю то, что нельзя! Если есть возможность сделать то, что нельзя — почему бы не сделать?! (смеется) Но только на тренировках, ведь это не запрещено.

— Соперниц напугать хотите?

— Я?! Напугать?! Я что, такая страшная? (смеется). Шучу, конечно. Нет, просто считаю, что если что-то умеешь делать, то это надо выполнять.

***

В конце интервью я попросил чемпионку финала «Гран-при» произнести ту фразу, которую она говорит на языке жестов в конце произвольной программы. И вот что Женя сказала:

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...