Юко Кавагути: Поставить точку в карьере хотела, разбежаться с партнером — никогда

С 23 по 29 марта Юко Кавагути и Александр Смирнов примут участие в чемпионате мира по фигурному катанию в Шанхае. В феврале пара завоевала «золото» на чемпионате Европы в Стокгольме. Дочь страны самураев Юко Кавагути не считает себя сильным человеком. И вообще старается не выделяться из толпы, жить незаметно и «как все». А когда заговариваешь с ней о ее победах, смущается. Хотя именно она вместе с партнером Александром Смирновым считается главной надеждой российского парного фигурного катания. Сегодня Кавагути 33 года, и она отлично выглядит. О том, в чем черпает силы и какой образ жизни ведет, о конфликтах с партнером и настоящих японских суши фигуристка рассказала «Петербургскому авангарду».

АНКЕТА

Хобби

— В свободное время люблю читать книги на японском, собирать пазлы, готовить и вязать.

Культура

— Мне нравится посещать русские музеи и балет. Люблю танцы. Помимо японского, говорю на русским и английском языках.

Русская кухня

— Люблю борщ и салаты. Только без сметаны! В русской кухне мне нравится почти все, кроме сметаны. Никак не могу к ней привыкнуть. Не понимаю, почему ее нужно добавлять во все блюда подряд… А вообще японская кухня считается очень легкой для желудка, а русская — тяжелой.

Корюшка

— Это которая огурцом пахнет? В Питере я ее распробовала — пальчики оближешь!

В 2010 году ради того, чтобы выступить со Смирновым на зимних Олимпийских играх в Ванкувере, Юко Кавагути поменяла страну, гражданство и переехала жить в Россию. Однако из-за ряда ошибок в программе пара смогла занять только четвертое место. Маленькую Юко (ее рост всего 157 см) это не смутило. «Зато мы были на олимпийском льду, боролись за победу. Разве этого мало?» — заявила она. Весной 2010-го Юко получила травму и перенесла операцию на плече. Паре пришлось сняться с этапа Гран-при в Канаде. А за три года до этого она сломала ногу на тренировке. Последствия — пропущенные чемпионат России и чемпионат Европы 2007 года. Накануне Олимпиады в Сочи сложнейшую травму колена получил уже ее партнер, Александр перенес операцию в Германии. Паре уже прочили конец карьеры, однако они нашли в себе силы восстановиться и красиво вернулись в когорту сильнейших. Сегодня — новая победа накануне чемпионата мира.

Юко, вам 33. Приходится ли преодолевать особенности своего возраста? Или вы его не чувствуете?

— Наверное, не чувствую! И преодолевать мне особенно нечего. После того как Саша восстановился после травмы, мы начали тренироваться больше и интенсивнее, чем, например, два-три года назад. К своему возрасту я отношусь спокойно. Главное, на сколько лет я сама себя ощущаю. А сейчас я в хорошей спортивной форме и на здоровье не жалуюсь.

В чем черпаете силы после неудач и поражений?

— Я обращаюсь к себе самой. И думаю. Что поражения неизбежны, но от них я не умираю. Я все равно жива и могу действовать. А это главное. Значит, не все потеряно, можно взять у жизни реванш.

У каждого есть своя опора. А у вас она какая? Есть в Петербурге близкие друзья, подруги?

— Да, но не из мира спорта. С коллегами, фигуристами у меня как-то не складывается. А легче всего с детьми, особенно маленькими. У них еще нет предвзятого отношения к тебе. Поэтому я иногда с ними вожусь, учу кататься. Я не считаю себя сильным человеком. Рядом со мной всегда люди, которые мне помогут. Без них бы я не выжила.

С соотечественниками общаетесь?

— Почти нет. В Японии — с мамой, папой, и все. Здесь тоже мало с кем: есть японцы-знакомые, но не друзья…

Говорят, что вы очень сильно переживали, когда Александр получил травму накануне Сочинской олимпиады, не обошлось без депрессии…

— Знаете, физически тяжелее, когда травма у тебя. А психологически — когда ты здоров, а травма у партнера. Мы с Сашей все проходили — и когда у меня операция, он ничего не может поделать, и когда хирургия у него… Но зато теперь мы стали лучше понимать друг друга.

Кто кому в тот момент помогал больше? Тамара Москвина — вам, вы — партнеру или наоборот?

— Мы все поддерживали друг друга. Но в конце концов победу надо делать самой. Положиться тут на кого-то нельзя, ведь мы уже не дети. И Саша, и Тамара Николаевна мне, конечно, помогают, но только до определенного момента. Они подталкивают меня к победе, а последний шаг я всегда делаю сама.

«Золото» на чемпионате Европы в Стокгольме стало для вас неожиданным?

— Я бы так не сказала. Я не сомневалась, что Саша обязательно восстановится. Мы откатали в полную силу и чувствовали, что это наша норма.

Евгений Плющенко с восторгом отзывался о вашем выступлении на чемпионате Европы и сказал, что вы перешагнули границы невозможного. Вы тоже так считаете?

— Мы не ставили перед собой такой огромной цели. Мы просто знали, чего хотим — кататься. И все. Мне очень приятно слышать, как Плющенко нас хвалит. Но я сама не чувствую, будто сделала какое-то сверхусилие… Я понимаю Плющенко, когда он после каждой операции восстанавливает свой профессиональный уровень. Это невероятно сложно. Но если не отступать, то ничего невозможного тут нет.

А что за конфликт произошел между вами и Александром сразу после выступления, когда вы, говорят, убежали от него чуть ли не в слезах? Он вас чем-то обидел?

— Да не было никакого конфликта! Все продолжалось всего-то секунд пять. Саша не кричал на меня, а просто заговорил в резком тоне. А я оказалась к этому неготова. Раньше он никогда не повышал на меня голос, а тут вдруг это произошло… Я была так ошарашена, что даже не помню, что именно он говорил. Может, он рассердился, что я потеряла концентрацию, смазала какой-то элемент, или из-за чего-то еще. Я не знала, что делать, поэтому быстро ушла. Но такие ситуации нормальны для спорта, особенно во время соревнований, когда все силы на пике. Мало ли у кого зашкалят эмоции!

Потом вы выяснили, кто тогда был прав?

— Тут виноватых нет. Это наши общие взаимоотношения, мы не спихиваем вину друг на друга.

У вас появлялось желание разойтись, сменить партнера?

— Нет, разбежаться – не было такого момента. Поставить точку в своей карьере — да, было. А чтобы не кататься с Сашей, даже и не думаю об этом.

Появились ли какие-то ограничения по здоровью в связи с возрастом?

— А какие, например?

Скажем, реакция уже не та, или приходится со скидкой на возраст менять образ жизни, режим дня, рацион питания?

— Вот рацион питания у меня точно не изменился! Питаюсь я, как и всегда, по-японски: рыба, рис, овощи…

И сырая рыба в том числе?

— А почему бы нет? Для японцев это почти как хлеб. Сырая рыба — это просто вкусно, и все. На моей родине вокруг море, поэтому выбора нет. Но здесь, в России, у меня сырую рыбу есть как-то не получается. Потому что рыба не та. Совсем. Даже свежая, которую продают. И по вкусу, и по внешнему виду. И даже я бы не сказала, что она свежая…

Есть продукты, которые одинаково популярны и у вас, и у нас?

— Икра красная. Овощи тоже везде любят. Но у нас их гораздо больше, и они очень разные. А здесь картошка, капуста, морковка, лук и почти все. Сейчас овощей стало больше, но все равно выбор очень небольшой. Можно сказать, на взгляд японца, овощей у вас вообще нет.

К русским пищевым пристрастиям так и не привыкли?

— Кое-что меня до сих пор удивляет. Например, мы обычно едим рис белый, не соленый, без ничего. А в России все время сдабривают его кучей специй. Получается перебор. Или русские приходят в японский ресторан и начинают от души поливать всю еду соевым соусом. Все, кого я знаю, так делают. И я все время думаю у них спросить: вы хотите чувствовать вкус еды или нет?! Вы просто пьете соевый соус!

А как надо?

— Надо капать соусом совсем чуть-чуть. Японцы в этом совсем не похожи на русских, которые любят размазывать горчицу по ломтям хлеба. Может, потому что русские (как и европейцы вообще) привыкли пользоваться вилкой, а не палочками. На вилку можно поддеть много еды, а палочками особо много не подцепишь.

Похоже, все-таки скучаете по своей кухне?

— Нет, потому что сама готовлю. Делаю то же, что ела дома, что готовила мама. Хотя, честно говоря, при моем образе жизни мне чаще приходится обедать и ужинать в кафе и ресторанах.

А в японских ресторанах бываете?

— Они здесь только называются японскими, а на самом деле к настоящей японской кухне вообще не имеют отношения. Там обычно работают китайцы и корейцы. Ну что они могут знать о нашей кухне?! Вообще даже японцам в России очень сложно приготовить что-то традиционное. Это, наверно, как готовить русскую кухню в Японии. Не получается! Наверно, влияние климата. И абсолютно другие продукты.

И суши у нас тоже ненастоящие?

— Ну конечно! Они же делаются не из японских ингредиентов. Все покупается либо здесь, либо доставляется из других стран. Ну и вообще мне непонятно: почему во всех местных японских ресторанах делают упор именно на суши? Это же не наша основная еда, а так, дополнение к ней. А в России почему-то считают, что мы едим их круглые сутки. Какая ерунда! Суши — это праздничное блюдо, не на каждый день.

Чем займетесь, когда придет время завершить спортивную карьеру? Что-то для себя уже решили?

— Определенного пока ничего. Сейчас стараюсь не думать об этом. Пока могу кататься и побеждать — я счастлива. А что потом? Учить детей фигурному катанию? Как хобби, наверно, это было бы интересно. А быть тренером, как Тамара Николаевна, стремиться подняться еще выше, к ее профессиональному уровню — это не мое…

А что вам предлагают на родине?

— Там традиционно нет парного катания. Однажды в Федерации фигурного катания Японии мне предлагали развивать у нас этот вид спорта. Но пока не знаю…

А в прошлом году японские журналисты пять раз просили меня написать небольшие статьи: про Олимпиаду в Сочи, фигурное катание в России, про то, как русские проводят время летом. И о моей жизни здесь. И я пять раз соглашалась… Хотя я не люблю писать, даже по-японски. Грамматика страдает и вообще. Но я восприняла это как попытку освоить для себя что-то новое. В итоге вышло неплохо. И каждый раз — все лучше и лучше! Мне было интересно. Я написала несколько небольших текстов для японских газет. Их почти не правили, особенно последние. Я очень удивилась, потому что не ожидала такого от себя.

Что было труднее всего?

— Заставить себя начать текст, подобрать первую фразу. А потом уже сама себя подгоняешь. Когда есть срок сдачи статьи, это не дает расслабиться. Хотя я много раз переписываю тексты, беру лист и начинаю чиркать. Мне надо именно писать на бумаге, а не печатать на компьютере.

Как думаете, почему вам было интересно?

— Я почувствовала, что могу рассказать японцам о том, чего они еще не знают о русских. А я знаю. Конечно, я не собираюсь становиться журналистом или писателем. Но хотела бы стать мостиком между Японией и Россией.

rosbalt.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...