Юлия Липницкая: у меня есть еще четыре года. Я вернусь

Олимпийская чемпионка командного турнира фигуристов Юлия Липницкая после всех сложностей межсезонья достойно выступила на этапах Гран-при, выиграв серебряные медали в Китае и Франции. В интервью корреспондентам агентства «Р-Спорт» Марии Воробьевой и Андрею Симоненко фигуристка рассказала, о своих раздумьях насчет пропуска сезона, поделилась подробностями проблем с новыми коньками и призналась, что звание победительницы Олимпиады не дало ей преимуществ в глазах судей.

Юлия Липницкая с тренером

— Юля, первый вопрос у нас с одной стороны философский, а с другой, может быть, простой. Вам нравится быть олимпийской чемпионкой?

— (После паузы) Я, конечно, получила свои плюсы благодаря Олимпиаде, но минусов тоже очень много. С меня намного серьезнее спрос, все считают, что я должна катать программы «чистяком». Прокаты должны быть, как прежде, сложными, а это очень тяжело.

— Что было самое тяжелое — войти в рабочий ритм?

— Конечно. Олимпийский сезон вообще мало кто перенес без потерь, я имею в виду спортсменов из сборной. Проблем у всех куча, про свою я уже говорила — коньки… Просто реально сложно, когда выходишь на лед, а у тебя каждый день какие-нибудь микротравмы. Когда я еще на прошлых ботинках начинала прокатывать программы, исполняла их без восьми, без девяти элементов. Все прыжки срывала, с вращений падала. Но где-то за неделю до первого старта начала более-менее «собирать» программы. Без двух элементов — ура, уже хорошо (смеется). Без трех — нормально, молодец, доехала.

— Мыслей пропустить сезон не было?

— Да без конца были такие мысли. И мне говорили, что если олимпийские чемпионы пропускают сезон, то в рейтинге они не теряют. Почему, собственно, многие и решили сделать паузу. Но я понимала, что вернуться потом будет сложно. Мало кто это делал, я даже сейчас не вспомню, кому удавалось возвращаться на тот же уровень. Ким Ю На разве что — но я считаю, что на тот же уровень она так и не вернулась, потому что раньше она не срывала элементы, а потом такое случалось.

— То есть лучше вам сейчас перетерпеть?

— Да, мне лучше пройти через плохие прокаты, чтобы потом было легче.

— Сильно расстраивает, когда знаешь, что можешь кататься чисто, а не получается?

— Я еще знаю, что могу кататься без девяти элементов (смеется). Чего только я про себя теперь не знаю. Но у меня есть еще четыре года. Я еще вернусь. Сейчас пока вот так, но это тоже не самый худший вариант, извините. Два вторых места на этапах Гран-при — все равно нормально. В финал еще вышла! Вообще, многое в нынешнем сезоне идет как в позапрошлом. В Китае я тогда была вторая, а во Франции — третья. Во Франции у меня было растяжение, потом получила сотрясение. На финал не поехала, на чемпионат России не попала. И мне говорят: «Юля, сезон повторяется, делай что-то». Вот, отвечаю, я уже два вторых места заняла. Уже лучше.

— К финалу в Барселоне будете готовиться? Не станете пропускать турнир?

— Нет, буду готовиться, поскольку одна из задач у меня была — каким-нибудь чудом туда отобраться.

Надо сделать свою главную работу, а потом идти на фотосессии

— Юля, как сейчас с тем вниманием, которое было таким пристальным после Олимпиады — лучше стало, или так же?

— В России его всегда много. Звонят каждый день, приглашают куда-то на мероприятия. В итоге я отказываюсь. У меня тренировки, мне некогда, а тем, кто не тренируется, проще.

— Фотосессии вас не привлекают?

— Я на двух фотосессиях была. Мне, конечно, понравилось, но это не основное. Сначала надо главную работу сделать, сказать в спорте все, что ты можешь. Потом и приглашать будут для более серьезных вещей.

Юлия Липницкая— Но ведь, с другой стороны, те же интервью — это часть вашей деятельности, мириться с этим будете?

— В принципе, да, надо относиться к этому как к работе.

— В интернете выложили небольшое видео, где вы резким скрещиванием рук и коротким «No!» отказываетесь перед камерой давать интервью. Где это произошло?

— В Китае. Мы только вышли с самолета, мне вручили одеяло — панду с капюшоном, а потом, как я поняла, начали просить интервью. И на меня начала надвигаться толпа с камерами — я даже не поняла, кто это, японцы или китайцы. И я такой жест сделала — «ноу». Конечно же, везде выложили в интернете, больше же нечего обсуждать…

— Нам показалось, вы испугались даже.

— Конечно, их же много было! Одному скажешь «да» — все набросятся. И меня же другие ребята ждать еще будут.

Болельщиков могу только поблагодарить — они все время поддерживают

— Юля, такое впечатление, что в нынешнем сезоне вам многому пришлось учиться заново.

— Так и есть. Прыжки учу фактически с нуля. В новом четырехлетии решили что-то поменять, поменяли ботинки, лезвия, человека, который их ставил. И это, видимо, было ошибкой. Потеряли на этом очень много времени. Я думаю, не надо объяснять, что коньки для фигуриста — это все.

— И функциональная подготовка от этого пострадала?

— Конечно, потому что целиком я начала программы катать недели за две до первого Гран-при.

— Вы долго не рассказывали об этих проблемах, а болельщики-то не в курсе были…

— Да уже давно понятно, что сложно всем. Я болельщиков только поблагодарить могу, потому что все равно всегда поддерживают. Понятное дело, что после Китая на меня лавина обрушилась, но это в основном от журналистов. Им же главное — заголовок громкий сделать.

— Масла в огонь подлила история с невыходом на награждение.

— Эта история, кажется, меня даже спасла от обсуждения плохого проката, потому что в основном про награждение все говорили.

Сама не вырвешь — ничего не получишь. Так всегда было, так всегда будет

— Ваш тренер Этери Георгиевна Тутберидзе как-то изменилась после Олимпиады?

— Раньше, когда я была маленькая, она мне говорит — я делаю. Сейчас уже не так. Мы вместе через все проходим. Это уже не только мои проблемы, а общие для нашей команды. Мы вместе справляемся. И, я считаю, справимся.

— Тренер Рафаэл Арутюнян рассказал нам такую историю — когда Мао Асада приехала к нему в Америку, она пыталась сбежать из Японии от бешеного ажиотажа, который вокруг нее был.

— Похоже на правду. В Японии болельщики фигуристов любят, но если до них доберутся, то совсем страшно становится.

Юлия Липницкая - вторая на этапе Гран-при во Франции— До вас тоже после олимпийского командного турнира добрались — готовиться к личному турниру не давали, преследовали.

— Да это наш косяк был. Не думали, что такое внимание будет. Но кто же знал — и для меня это была первая Олимпиада, и для Этери Георгиевны. Она тоже не могла представить масштаба всего этого. Но сейчас тренироваться можно спокойно, в этом плане уже лучше стало!

— Юля, пока вы нам назвали только минусы, которые принесла Олимпиада. Плюсов, похоже, пока совсем немного набралось?

— Ну… Наконец-то у нас появилось свое жилье. Только ради этого можно было все это пройти. Когда есть свой дом, можно спокойно работать дальше, гораздо меньше стало проблем. Да и гора с плеч упала. А вот в оценках никакой «подушки», как мне про это говорили, Олимпиада не дала. Что наработал — то и получил. Сама не вырвешь — ничего не получишь. Так всегда было, так всегда будет.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...