Юрий Ларионов: «Работа с Мозер — это профессиональный уровень»

Юрий Ларионов, выступающий в паре с Верой Базаровой, рассказал о подготовке к предстоящему чемпионату России, особенностях работы с тренером Ниной Мозер и тренировках на открытом воздухе в Германии.

— Юра, начнем с главного, как идет подготовка к чемпионату России?

— Подготовка к чемпионату России идет по плану, который написала Нина Михайловна Мозер. Накатываем короткую и произвольную программу. Работаем над хореографией. С прыжковыми элементами нам помогает Виктор Николаевич Кудрявцев, потому что в этом сезоне прыжки стали для нас камнем преткновения.

— В чем причина?

— На тренировках все нормально идет. На прокатах, на контрольных тренировках, на тренировках перед стартом все получается. А выходим на соревнования, и на сто процентов выполнить задачу не удается. Пока. Почему не получается, не понимаем. Как будто рок какой-то. Это больше всего и расстраивает.

— Что говорит Виктор Кудрявцев?

— Технически все делаем нормально. Каждое движение выверено. Просто, видимо, из-за волнения начинаем торопиться. Как следствие, из-за спешки и скованности тело перестает чувствовать вращательный вход в прыжок, и срываем прыжки иногда. А так все нормально. Чувствуем себя хорошо. В Сочи будем биться за призовое место.

— Как оцениваете прокаты своих программ на недавнем турнире в Дортмунде?

— Что касается соревнований в Дортмунде, то произвольную программу мы откатались намного лучше, это чувствовалось по собственному состоянию. Иногда когда катаешься, то ощущаешь, где нужно прибавить, где снизить. А порой просто не понимаешь, как. В Дортмунде все прошло спокойно, удалось прочувствовать программу от начала до конца. Единственной помехой стало то, что на разминке Вера приземлилась неудобно, и у нее появились неприятные ощущения в ноге, что повлекло срыв на втором выбросе ритбергере. А так нам понравилось, и хореографу Людмиле Иосифовне Власовой понравилось. Она сказала, что на сегодняшний день это был наш лучший прокат.

Если говорить о короткой программе, то вышли спокойными. Но поторопились на прыжковом элементе. Возможно, повлияла наша первая тренировка, которая проходила на улице. Не в обычных условиях. Некоторые спортсмены разминались в куртках. Потом снимали и делали парные элементы.

— Почему вы тренировались на улице?

— Потому что тренировочный каток в Дортмунде не совсем привычный в нашем представлении. Там только крыша и с одной стороны типа балкончики, а с трех других просто столбики, на которых держится крыша. Ветер гуляет, температура, как на улице.

— И снег, и ветер?

— Все было. Но все так тренировались, все были в равных условиях.

— В первый раз с таким сталкиваетесь?

— В первый. Но я разговаривал с тренерами. Они говорят, что для Германии это нормально. У них по условиям все жестко. Качество льда, конечно, отличалось на основном и тренировочном катках. В день короткой программы была только одна тренировка и сразу старт. Возможно, это повлияло на прыжковые элементы.

Оценки, полученные в Дортмунде, конечно, «порадовали». Мы в юниорах никогда не получали за компоненты пятерки. А тут увидели, что у нас за катание были пятерки.

— На этапе в Париже вам такие оценки не ставили.

— Нет. А в Дортмунде был разброс от восьмерок до пятерок. Но турнир выиграли.

— С этого сезона вы работаете под руководством нового тренера Нины Мозер. Оправдан был ваш переход?

— Нам стало спокойнее, увереннее, все по порядку. Иногда смотришь на книжный шкаф, там все книги в беспорядке. Рыщешь, ищешь, сам не понимаешь, что, где? А с Ниной Михайловной все по полочкам, все расписано. Ты знаешь, что будет завтра, послезавтра. Какие планы? К чему идешь? Что от тебя хотят? Это дает спокойствие и уверенность. Ты можешь уделять время не каким-то проблемам извне, а просто приходить и работать.

— Все условия созданы.

— Конечно. Массажист есть. Заболело что-то, обращайся к медикам, все сделают. Нина Михайловна всегда повторяет: «У нас задача одна, и мы к ней идем. Ваша — выходить на лед. Моя — обеспечить все, чтобы задание было выполнено».

— При переходе к новому наставнику происходит некая «притирка» спортсменов и тренера друг к другу. Этот этап пройден?

— Мы его проходим. Выводить спортсмена на старт – это тоже великое умение. Нина Михайловна все время и на всех тренировках спрашивает: «Как состояние? Как себя чувствуешь? Что, как, почему, зачем?». Иногда она даже извиняется за свои вопросы, потому что ей нужно знать о спортсмене все, вплоть до мелочей. Даже о чем, думаешь в данный момент, и как твои ноги ощущают себя. Она постоянно говорит: «Я должна знать абсолютно все. В каком ты состоянии и как выходишь на старт. Как можно повлиять на тебя, правильно настроить или, наоборот, лучше отойти и не трогать». Эта притирка происходит постоянно – на тренировках, соревнованиях – везде. Как мы привыкаем к ней, так и она к нам. Но это помогает, мотивирует и дает уверенность. Мне кажется, это профессиональный уровень работы.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...