Женский подвиг Туктамышевой и каминг-аут Эрика Рэдфорда

Из Анны Погорилой в Барселоне сделали снежинки, Елизавета Туктамышева обыгрывает в короткой программе весь цвет, красоту и силу женского одиночного катания России, а канадец Эрик Рэдфорд становится главным ньюсмейкером первого дня финала Гран-при, охотно объясняя, почему именно теперь, перед Барселоной, а не перед Олимпиадой в Сочи он решился на публичное признание в нетрадиционной ориентации.

АНТУРАЖ

СНЕЖИНКИ ИЗ ПОГОРИЛОЙ

Анна Погорилая

Декабрьская Барселона чем-то напоминает олимпийский Сочи. Слепящее солнце, крики чаек над городом, пальмы, пьяно шатающиеся на морском ветру. И — фигурное катание. Распространенное мнение о том, что испанцы — люди футбольные, а фигурист Хавьер Фернандес, выросший в Испании что-то наподобие палки, которая стреляет раз в столетие, как выясняется только сейчас глубоко ошибочно.

На фигурном катании в Барселоне собирается полный зал. Организаторы предпринимают очень интересный ход, который стоит взять на вооружение всем. Специально для каталонцев, знающим каждый вдох и выдох последнего запасного «Барселоны», непосредственно во время короткой программы устраивают ликвидацию безграмотности.

Мужской и женский голоса дикторов разговаривают о фигурном катании в каждой из образующихся пауз. Например, когда фигуристы, закончив выступление, обувают коньки в чехлы и неторопливо, на ходу обменивась короткими репликами с тренерами, двигаются по направлению к «кисс энд край». Мужской голос задает самые наивные и простые вопросы о фигурном катании, а женский в доступной для понимания форме на них отвечает. Сначала они говорят по-испански, затем то же повторяют уже по-английски.

Другая интересная находка — снежинки. Весь город украшен плакатами, приглашающими на финал Гран-при. Обычно на таких плакатах используются просто очень хорошие фотографии. В Барселоне, любимом городе Пикассо и Гауди все иначе. Из изображений Хавьера Фернандеса или Анны Погорилой составлены снежинки. Вращение Погорилой повторяется многократно по кругу…

СЛОВА

Анна Погорилая

«Когда я увидела эти плакаты, была просто потрясена! Не удержалась, чтобы не сфотографировать на мобильный телефон. Теперь можно будет вырезать и украсить дома новогоднюю елку? Хорошая идея, может быть, я так и сделаю. Так хочется всю эту красоту забрать с собой, на память, но не станешь же все это срывать со стен, могут понять неправильно» (Анна Погорилая).

СХВАТКА

«РАНЕНАЯ» ТУКТАМЫШЕВА ОПАСНА ВДВОЙНЕ

C каждой из маленьких звездочек в короткой программе что-то случилось. Липницкая откаталась чисто, но судьи обнаружили у нее на флипе неправильное ребро, заметно снизив оценку за этот прыжок. Юля была удивлена: «Вообще-то я даже чисто технически не могу флип с неправильного ребра прыгать, я никогда его не прыгала, как лутц! Я делаю заход через «тройку», затем перетяжку и перекладываюсь полностью на внутреннее ребро. И вдруг — такая оценка… Обычно так юниоров оценивают. Ну что ж, разберемся и будем работать над этим прыжком».

Юлия Липницкая

Расстроенной Юля, во всяком случае чисто внешне, не выглядело. Несмотря на то, что всем известно, как она способна себя укорять за второе место! Все, что ниже первого, она считает поражением.

Теперь приходит другое, уже более философское восприятие. В микст-зоне мы напоминаем ей, как после этапа Гран-при в Китае она сказала, что «уже готова делать себе какие-то поблажки». «Приходится, — согласилась Юля. — Иначе я просто не доживу!». На вопрос, продолжает ли она ставить перед собой максимальные задачи, Липницкая отвечает остроумно: «Самая главная задача для меня на сегодняшний день — не позориться!». Разумеется, ее слова о поблажках стоит понимать правильно. Липницкая, прыгавшая в этом сезоне в короткой программе более легкий каскад из тройных тулупов, в Барселоне вернулась к более сложному варианту: лутц-тулуп. При этом, как она сама же оговаривается, этот каскад она вернула в короткую программу только за несколько дней до отъезда в Испанию.

Анна Погорилая — упала, Елена Радионова — тоже.

А Елизавета Туктамышева, ставшая в короткой программе первой, как теперь выясняется, еще и каталась больной.

СЛОВА

«Пока держусь. Посмотрим, что в произвольной будет! Хотя, конечно, с каждым стартом эмоциональная усталость накапливается…Я даже не знаю: что-то мне помогает. Каждый раз, когда выходишь на лед, вот это нарастающее волнение — казалось бы, адреналина у меня должно быть уже меньше, но в Барселоне его оказалось больше… Сама мысль о том, что здесь собрались самые сильные девочки, и что малейшая ошибка может опусть меня вниз. Скорее всего, свою роль сыграло понимание всего этого, того, что мне нужно кататься идеально чисто, и у меня фактически нет выбора! И уже в короткой надо планку как можно выше поднимать» (Елизавета Туктамышева).

КАМИНГ-АУТ

КЛИМОВ ВЫПАДАЕТ ИЗ КОНЬКОВ, РЭДФОРД КОММЕНТИРУЕТ СВОЕ ПРИЗНАНИЕ

В парном катании короткая программа тоже обернулась некой неожиданностью. Не слишком приятной для Ксении Столбовой и Федора Климова, выглядевших на этапах Гран-при очень мощно и стабильно и все-таки в финале, столкнувшись с такой же сильной и стабильной канадской парой Мэган Дюамель/Эрик Рэдфорд. Столбова и Климов не совершили ошибок, но поддержка, которую судьи оценили на третий уровень, в то время как у канадцев — на четвертый сыграла свою роль. «Так и должно было быть, — объяснила Ксения. — Мы сознательно делаем поддерку третьего уровня, мы просто считаем, что лучше сделать на третий уровень с плюсом, чем на четвертый — с минусом». В целом, пытаясь по неостывшим впечатлениям осмыслить свой прокат, и Ксения, и ее партнер сошлись во мнении: «Проще говоря — что-то не пошло». «Я как-будто не волновался, — описывал свои ощущения Федор. — Но ноги сами так и выпали из коньков. И приходилось бороться, каждую минуту бороться с собой. Откатались мы, в целом, нормально, но вот такого, чтобы «ах!» — нет, этого о нашем прокате сказать нельзя».

А лидирующий в паре с Мэган Дюамель канадец Эрик Рэдфорд тем временем — главный ньюсмейкер Барселоны. Как раз перед финалом Гран-при Эрик совершил каминг-аут, публично признавшись в нетрадиционной сексуальной ориентации.

СЛОВА

«Почему я сделал это только сейчас, а не перед Олимпиадой в Сочи? Мне хотелось, чтобы меня там воспринимали в первую очередь, как серьезного претендента на олимпийскую медаль, в противном случае я бы запомнился как «фигурист-гей». Но мой каминг-аут — это очень важный поступок, я ни о чем не жалею и все больше убеждаюсь в том, что я должен был это сделать. Вы не представляете, какой была реакция, сколько молодых спортсменов написали мне личные сообщения в социальных сетях. Они пока боятся признаться в своей ориентации, и пишут мне, что я подарил им надежду. Я сделал их счастливыми…» (Эрик Рэдфорд).

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...