Знаменитый фигурист Владимир Ковалев спустя 28 лет вернется на родину

В конце 1970-х Владимир Ковалев был нашим лучшим фигуристом-одиночником. Первый тренер Валентин Писеев передал талантливого паренька знаменитой тогда Татьяне Толмачевой.

Основных успехов Ковалев добился с ней и особенно с Еленой Чайковской. В 1975-м первым из советских спортсменов выиграл чемпионат Европы, в 1977-м и 1979-м побеждал на мировых первенствах. Обыгрывал легендарных Джона Карри из Англии, Яна Хоффмана (ГДР), канадца Толлера Крэнстона… Начал тренировать, но наступили сложные времена, и Владимир Николаевич, как и сотни коллег по фигурному катанию, уехал в совсем другие веси. А сейчас, годы спустя, решил вернуться.

Помнится, сначала вы отправились в Грецию?

Владимир Ковалев: Да, в 1990-м, проработал там четыре года, а в 1994-м — в Штаты. Извиняюсь, что не очень хорошо говорю по-русски. Надо практиковаться. С супругой Лисой уже двадцать лет, она — американка, и, живя в Лос-Анджелесе, мы — только на английском.

Тренировали в США кого-то из знаменитых?

Владимир Ковалев: Была у меня одна девочка, действительно подавала очень большие надежды. Но перестала брать уроки. А мне нужно было жить, работать и зарабатывать деньги. Среди учеников были такие, кто занимался just for fun.

Понятно: просто для удовольствия. А ваша жена тоже фигуристка?

Владимир Ковалев: Нет, занималась в молодости балетом, потом 20 лет в Голливуде гримершей. Работала с Софи Лорен, Элтоном Джоном, с рок-группами. Достаточно известный человек.

А вы, получив там подданство, сохранили российское?

Владимир Ковалев: Конечно. Я русский человек. Обрубать концы не собирался.

Владимир Ковалев: Никогда в жизни не шел назад. Только вперед! Этому нас еще учили, когда я служил в Воздушно-десантных войсках

А что заставило? Почему все-таки возвращаетесь? Ведь там — почти 24 года.

Владимир Ковалев: 24 года и 3 месяца. Сначала приехал с Лисой в Россию: проводить моего отца. Жене здесь понравилось. А что конкретно заставило? Перед тем, как ответить на этот вопрос, скажу, что я никогда не врал, не вру и, наверное, в свои 65, уже не научусь. Последние лет 6-7 мечтал вернуться на Родину-мать, готовил почву. Тут ни то что ностальгия, она — не основной тезис. Смотрел наше телевидение, читал газеты. И это вызывало у меня гордость за державу, которая возрождается, превращается в могучую на всех направлениях — в политике, экономике, в военном смысле. И в спорте тоже. На Олимпийских играх болел за наших девочек-фигуристок. Читал, что Владимир Путин приветствует тех, кто возвращаются на родину. Многие фигуристы вернулись — Саша Зайцев, Юра Овчинников, Гена Карпоносов… Называю тех, с кем общался и с кем катался. И, главное, не боюсь этого высокого слова, горжусь тем, что имею к нему отношение, — патриотизм. Вот основная движущая сила вместе с тоской по родине… Мое место здесь.

Кем собираетесь работать? Все-таки 65 — сложный возраст.

Владимир Ковалев: Много думал. Я — коренной москвич, но квартиры в столице нет. Пока снимаем недалеко от Москвы. Сложно несколько иное. Надо оформлять много бумаг. Жена пока не говорит по-русски, но твердо уверена, что язык освоит. Я выступал за «Динамо», потом тренировал динамовцев. Стаж большой. Первый человек, которому позвонил, — мой бывший тренер Валентин Николаевич Писеев. Побеседовали. Работы не боюсь. Фигурное катание — это мое. Готов к любым предложениям. Куда меня возьмут? Буду ли востребован? Еще ничего не знаю. Только приехали. Но верю — буду нужен. Жена говорит: хотела бы пойти куда-то работать. Русский выучит. Лиса — женщина целеустремленная.

Не страшно начинать все с нуля?

Владимир Ковалев: Честный ответ: страшно. Зато второе слово после «страшно» будет «вперед!». Никогда в жизни не шел назад. Только вперед. Этому нас учили, еще когда служил в Воздушно-десантных войсках. И я это достаточно хорошо усвоил.

Остались ли здесь родственники?

Владимир Ковалев: Мой сын от первой супруги живет в Москве. Он тоже Володя, Владимир Владимирович Ковалев. Он нас встречал в аэропорту, много помогает. Я порой здесь как слепой котенок, потому что не знаю некоторых элементарных вещей. И есть родной человек, на которого можно опереться, с кем посоветоваться.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...