Барселонское рождество

Победа, которую в парном катании в пятницу одержали Ксения Столбова и Федор Климов, стала событием совершенно исключительного порядка: она стала для фигуристов первым по-настоящему большим личным триумфом в их карьере.

Удивительно, но с тех самых пор, как Ксения и Федор начали кататься вместе (а произошло это в 2009 году в питерской школе Людмилы и Николая Великовых), при бьющем в глаза таланте и незаурядных возможностях им что-то постоянно мешало побеждать. В первом же совместном сезоне фигуристы отобрались в финал юниорского «Гран-при» и остались там седьмыми из-за болезни. Затем выиграли первенство России, отобравшись на юниорский мировой чемпионат-2010 первой парой, но вернулись с бронзой – проиграли китайскому дуэту Венцзинь Сюй/Цун Хань и японскому — Наруми Такахаши/Мервин Тран.

В следующем сезоне прогресс продолжался стремительно: Столбова и Климов выиграли оба юниорских этапа «Гран-при», в которых участвовали, но в финале серии снова уступили китайцам. Потом еще раз остались за ними – на очередном юниорском мировом первенстве.

Взрослый дебют начался с бронзы, завоеванной на чемпионате Европы-2012 в Шеффилде. Туда фигуристы попали, можно сказать, случайно – в последний момент заменили травмированных Юко Кавагути и Александра Смирнова.

Если вспомнить триумфальный для пары 2014 год, то даже в начале того сезона Ксении и Федору, которые к тому времени уже перебрались в Москву и тренировались в группе Нины Мозер, была уготована роль «пары на подстраховке». Сама Мозер, объясняя свое решение взять фигуристов, заметила тогда, что думала не столько о будущем второй пары, сколько о том, что в ее лице получает прекрасный спарринг для своих основных спортсменов – Татьяны Волосожар и Максима Транькова.

Сейчас в это уже трудно поверить, но вплоть до отборочного чемпионата России совершенно не было очевидным, что второй парой в Сочи поедут Столбова и Климов, а не Вера Базарова и Юрий Ларионов, у которых на момент отбора имелись две медали европейских первенств, причем одна – серебряная, завоеванная как раз на том чемпионате, где дебютировали Ксения и Федор.

Российский чемпионат и стал для юной пары переломным: в отсутствие Волосожар и Транькова Столбова и Климов стали чемпионами страны.

Помимо всего прочего это означало, что этим спортсменам уже уготована в Сочи как минимум одна медаль – главная российская пара собиралась выступить в командном турнире лишь в короткой программе, и это было известно заранее.

Все дальнейшее было в большой степени заслугой спортсменов. И прежде всего – несгибаемого бойцовского характера Ксении. Ведь того, что Столбова и Климов сделали в личном финале, став вторыми, не ожидал от них в Сочи ровным счетом ни один человек.

Как раз на тех Играх я имела возможность почувствовать, до какой степени честолюбива дебютантка. Поздравив Ксению с третьим результатом после короткой программы, я ожидала увидеть в ее глазах ликование от столь выдающегося для дебютантки результата, а услышала хладнокровное: «Когда, если не сейчас? Возраст-то поджимает».

На тот момент фигуристке было 22 года.

Месяц спустя Ксения в очередной раз дала понять, что серебро – это вовсе не тот металл, который способен сделать ее счастливой. На чемпионате мира в японской Саитаме Столбова и Климов уступили Алене Савченко и Робину Шелковы, ставшим уже пятикратными чемпионами мира, журналисты восприняли серебро российских дебютантов как великое достижение, но в микст-зоне Ксения в какой-то момент не удержалась и раздраженно фыркнула: «Это всего лишь серебро…»

Сейчас-то уже понятно, что тот сезон очень сильно сбил нас всех с толку – слишком хотелось поверить, что в России помимо Волосожар и Транькова появилась почти равная чемпионам пара, способная побеждать на любом уровне. И что такой она отныне будет всегда. Хотя еще в Саитаме двукратный олимпийский чемпион Артур Дмитриев, комментируя выступление Столбовой и Климова сказал:

– Ксения с Федором выдали на Олимпийских играх в Сочи гораздо больше, чем объективно были способны, – для меня это очевидно. Но если разбирать их программу с точки зрения потенциала, она пока не позволяет решать максимальные задачи. Тройная подкрутка исполняется на грани допустимого, выброс хоть и исполняется в конце программы, но это выброс сальхов, а не флип – то есть имеет более низкую базовую стоимость. Каскад тоже недостаточно сложен – по сравнению с тем, что исполняют немцы. Поэтому я не ждал от них победы. Если ты намерен выигрывать, то должен всегда идти как бы на опережение. Когда спортсмены в ударе, как это было со Столбовой и Климовым в Сочи, программа выглядит вполне конкурентоспособной. Но на фоне даже небольшой усталости становится очевидно, что выигрывать с такой программой Ксении и Федору достаточно проблематично. Тем более у такой пары, как Савченко и Шелковы. В программе немцев тоже нет никакой особенной сложности. Но на их стороне есть много всего другого помимо катания. В том числе – титулы. Для того чтобы погоня за такими соперниками была успешной, нужны дополнительные козыри.

Год спустя на место Савченко и Шелковы пришли Меган Дюамель/Эрик Рэдфорд. И у россиян не нашлось в запасе ничего, что можно было бы всерьез противопоставить соперникам.

Парадокс, но в Барселоне канадцы наступили на те же самые грабли, что Столбова с Климовым в постолимпийском сезоне. Возможно, собрав все титулы год назад, Меган и Эрик слишком сильно поверили в то, что могут позволить себе чуть сбавить обороты. На словах все было очень логично: попробовав несколько раз прокатать произвольную программу с двумя четверными выбросами и ни разу не преуспев в этом, фигуристы решили, что в финале «Гран-при» имеет смысл чуть облегчить программу ради качества.

В этом заключался главный стратегический просчет. Заявленная в начале сезона базовая сложность при чистом исполнении приносила бы канадцам в произвольной программе от шести до восьми баллов преимущества. В Барселоне эта цифра опустилась до трех. А три балла без всяких проблем отыгрываются более качественным катанием менее сложной программы – общеизвестный факт.

Это, собственно, и произошло. При достаточно высокой заявленной сложности в 62,60 Столбова и Климов за счет судейских надбавок сумели поднять техническую оценку до 79,12. У Дюамель/Рэдфорда «качественный» прирост технической составляющей составил вдвое меньшую сумму – чуть более семи баллов.

Несмотря на фантастическую красоту российской победы, она пока еще значит не так много. Ксении и Федору удалось безупречно выполнить в Барселоне свой единственный в программе «ультра-си» – каскад из двух тройных и одного двойного тулупа. Но не надо быть большим провидцем, чтобы понимать, как будут развиваться события в стане соперников дальше: те же канадцы наверняка следают все от них зависящее, чтобы вернуть второй четверной выброс в программу, оба выброса вполне успешно выполняют Кавагути/Смирнов, а ведь есть еще те самые Сюй/Хан, которые попортили Столбовой и Климову столько крови в период взаимных юниорских баталий.

Когда на триумфаторов Сочи в одночасье свалилась нечеловеческая слава и прочие приятные эмоции, известный российский тренер и олимпийский чемпион Олег Васильев сказал, что быть безусловными фаворитами – тяжелая штука. Сначала это нравится, потом начинает напрягать, а под конец ложится на спортсменов чугунной плитой. И далеко не все бывают способны с этим справиться.

Столбова и Климов, похоже, наконец-то справились. Понятно, что их большая карьера только начинается и не факт, что окажется гладкой. Но сейчас они первые. Уверенно и заслуженно. Город, в который фигуристка влюбилась год назад, все-таки ответил ей взаимностью.

Финал «Гран-при». Барселона. 11 декабря. Парное катание. Финал. 1. СТОЛБОВА/КЛИМОВ – 229,44. 2. Дюамель/Рэдфорд (Канада) – 216,67. 3. КАВАГУТИ/СМИРНОВ – 206,59. 4. Сегуин/Билодо (Канада) – 200,98. 5. Сяою Ю/Ян Цзинь (Китай) – 186,87. 6. Чэн Пэн/Хао Чжан (Китай) – 183,04ю

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...