Боброва: кто не волнуется, тот — дурак

Российские фигуристы Боброва и Соловьёв – о мельдониевой дисквалификации, возвращении на лёд, новом стиле, мурашках и многом другом.

10 декабря в Марселе завершилась соревновательная программа финала Гран-при по фигурному катанию. В танцах на льду российский дуэт Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьёв заняли четвёртое место, проиграв победителям – канадскому дуэту Вертью/Моир – чуть более 15 баллов. После окончания турнира фигуристы пообщались с корреспондентом «Чемпионата».

— Насколько тяжело было взять себя в руки после трудностей, с которыми вы столкнулись в двух прошедших сезонах? Вы же пропустили многие важные старты из-за мельдониевого скандала и травмы.
Екатерина Боброва: Мы не скрываем, это было очень нелегко. Когда началась история с допингом, нам сказали: «От двух до четырёх лет». Я хотела закончить, потому что не видела вариантов, как смогу кататься после такого перерыва. Мы просто перестали тренироваться и старались свыкнуться мыслью, что больше не будем соревноваться. Я решила «дёрнуть переключатель», заняться чем-то другим. Поняла, что нужно искать плюсы своей жизни без фигурного катания, и благополучно нашла их. Когда история с дисквалификацией разрешилась, мы с Димой пришли к Саше (Александру Жулину. — Прим. «Чемпионата»), где я честно сказала: «Не знаю, как собраться дальше. Я уже вне всего этого. Начинать заново очень сложно». Саша тогда ответил: «Попробуем сделать программы. Вы молоды и можете кататься до Олимпиады. Посмотрим, как пойдёт».

И я согласилась. А оказалось, за моей спиной была проделана целая работа на предмет того, как меня заинтересовать. Я этого не знала и не чувствовала.

Дмитрий Соловьёв: Когда узнал про дисквалификацию, подумал: «Ну всё. Мы закончили». Не так я рисовал себе завершение карьеры. Расстроился, потом был занят мыслями о том, что делать. Через несколько месяцев появилась надежда, что мы можем вернуться. Мне позвонил Саша Жулин и спросил: «Ты хочешь кататься?» Я не сдерживал эмоций: «Я хочу кататься. Безумно». Катя не хотела, и тут я мог её понять. Тем не менее мы занялись постановкой программ. За спиной у Кати думали с Сашей, как сделать такие танцы, чтобы ей было в кайф приходить на тренировки. И постепенно всё сработало. Ей нравились музыка, идеи. Я видел, как она загорается тем, что мы делаем.

— Насколько на данном этапе сезона ваши программы вкатаны?
Д.С.: На сто процентов. Ошибки, которые периодически вылезают на стартах, сложно объяснить. Может быть, это происходит потому, что мы слишком сильно хотим? Скорее всего, желание доказать что-то нам и мешает. Нужно выходить на старт с холодной головой, и тогда все получится.

— Есть внешние обстоятельства — родные в зале, акклиматизация, разные части света, влияющие на ваше катание?
Е.Б.: Мы прошли огонь и воду. На мелких стартах такие «внешние обстоятельства» случались, что страшно вспомнить. Не думаю, что подобные вещи на нас влияют.

— В межсезонье вы говорили, что ищете новый стиль. Получилось по-другому заявить о себе?
Д.С.: Очень сложно судить. Лично я позволяю себе больше критики в свою сторону, чем положительных оценок. Но на Кубке Ростелекома люди подходили и говорили: «Дима, это, вообще, ты?» Многие отмечают, что мы выросли, заматерели. И нам приятно это слышать.

Е.Б.: Вполне возможно, после всех наших приключений публика стала по-другому на нас смотреть. Потому что мы не сдаёмся, идём вперёд.

— А отношение к соревнованиям поменялось?
Е.Б.: Конечно. Раньше в голове были только оценки и места, а сейчас я выхожу и хочу в полной мере наслаждаться катанием. Волнение из-за набранных баллов оставим для Kiss and cry.

— Что мотивирует больше — трудности или успехи?
Е.Б.: Успехи иногда демотивируют. Например, почему Тесса со Скоттом ушли из группы Зуевой к канадцам, где они каждый день на льду встречают своих прямых конкурентов? Им нужна мотивация, трудности. И мы тоже думаем: «Сегодня сделали плохой прокат, значит, можем лучше».

— Не потеряли ощущения волнения и трепета перед стартом?
Е.Б.: Нет! Кто не волнуется, тот — дурак.

Д.С.: Меня, особенно в этом сезоне, перед выходом на лёд аж до мурашек пробирает: «Выпустите меня уже туда! Я хочу покататься». Стараюсь себя успокоить, как могу, конечно.

— Екатерина, вы сказали, что во время дисквалификации стали искать что-то новое для себя. В какую сферу могли бы пойти?
Е.Б.: Да, было много всего. Меня пригласили на курсы актёрского мастерства. Мне это нравится, потому что в итоге ты не обязательно становишься актёром, но зато раскрываешь себя. Конечно, когда начались тренировки, курсы пришлось отменить. И ещё я готовилась к свадьбе.

Однако когда мы достойно и на высокой ноте завершим карьеру, у меня могут быть уже совсем другие интересы. Так что сейчас сложно сказать.

Д.С.: У меня тоже есть идеи: заниматься семьёй, участвовать в шоу. Но пока на первом месте фигурное катание, и мы готовы отдавать этому все, что можем.

championat.com

Загрузка...

Поиск
Загрузка...