Евгения Косыгина — Николай Морошкин: «Жизнь продолжается»

Евгения Косыгина и Николай Морошкин

Прошлый сезон для танцоров Евгении Косыгиной и Николая Морошкина не задался. Участники юниорского финала Гран-при-2013 приняли участие лишь в одном этапе серии, где стали четвертыми. Такой же результат показали на юниорском первенстве России-2014, а на чемпионате мира в Болгарии заняли 9-е место. В этом сезоне подопечные Олега Судакова попытаются исправить ситуацию, тем более, что фигуристы перешли на уровень мастеров. О работе над новыми программами Евгения Косыгина и Николай Морошкин рассказали сайту ФФККР.

Ребята, два года назад вы перебрались в Тольятти и стали тренироваться под руководством Олега Судакова. Как складывается работа?

Николай: Мне было значительно проще, чем Жене, потому что я возвращался к своему прежнему тренеру, ехал домой. Женя же вынуждена была оставить родителей, перебраться из Одинцова в Тольятти. Для нее это был большой стресс. Жить самостоятельно в незнакомом городе, одной, тренироваться с новыми тренерами…

Евгения: Понемногу приспособилась, привыкла. Разница в тренировках у нашего прежнего тренера Алексея Юрьевича Горшкова и нынешнего Олега Ивановича Судакова колоссальная. Это выражается во всем, начиная с мелочей.

Николай: Мы имели возможность поработать с разными тренерами, и у каждого свои методы, свои требования. Например, Судаков – приверженец жесткой дисциплины. Опаздывать на тренировку нельзя. Чем выше класс спортсмена, тем больше в его действиях должно быть пунктуальности.

Евгения: Если кто-то из маленьких опаздывает на тренировку без уважительной причины, то его заставляют отжиматься на льду или просто не допускают до занятий.

Расскажите, пожалуйста, о рабочем процессе.

Николай: Это трудно сравнивать. Понятно, что итоги работы выражаются в результатах, и нам похвастать нечем. Но работать с Судаковым нравится.

Евгения: Спокойные тренировки. Нет такого сильного психологического давления. Раньше мы выходили на каждую тренировку как на старт. Очень сильно волновались. А когда нервничаешь, то, естественно, допускаешь ошибки. Алексей Юрьевич тоже начинал нервничать. Это еще больше передавалось нам. Мы снова ошибались. И все повторялось по кругу.

Николай: Судаков же подходит к тренировкам как к рабочему процессу. Тренировки – это репетиции, подготовка, и случиться может все, что угодно, поэтому и относиться к недочетам и ошибкам надо спокойно. Чем спокойнее отношение, тем эффективнее работа.

Единственный минус мы видим в том, что тренировочная работа однотипна. К концу сезона выматываемся не потому, что нет физических сил,  просто от однообразия накапливается психологическая усталость.

Евгения: Может, это происходит потому, что раньше мы много перемещались, в межсезонье тренировались в разных местах, в том числе за границей. А сейчас в основном готовимся на одном катке. Но другие ребята из нашей группы также работают. Они привыкли. Им нормально.

Николай: При всем том, стоит отметить еще одно важное качество Судакова: Олег Иванович ко всему относится с юмором.

Евгения: Очень позитивный человек. Он даже ругается шутя. Бывают, конечно, дни, когда тренера реально «достают». Но даже в этом случае он старается держать себя в руках. Не выходит за рамки приличий.

Как создавались новые программы?

Николай: Ставила программы Елена Станиславовна Масленникова. Но мы принимали в этом активное участие. Подбирали музыку. А когда выбираешь музыку сам, то по-другому к ней относишься.

Евгения: В этом сезоне посыл для новых программ шел от нас. Я сама эскизы костюмов рисовала. Елене Станиславовне много помогали. Она ведь приехала к нам всего на три дня. Параллельно ставила программы другим ребятам.

Николай: Короткий танец у нас, как у всех. Это «обязаловка».

Евгения: А произвольный называется «Цирк дю Солей».

Николай: Когда мы были в Америке, то ходили на их представление. А потом еще с нами работали акробаты из этого цирка.

Евгения: Нам очень понравилось представление. Это даже не история, а какое-то волшебство. У этих циркачей свой мир и даже свой язык. Песни поют не на английском, а на своем придуманном.

Николай: Я искал переводы, хотел понять, о чем их песни. Но оказалось, что они записаны на «цирковом». Вообще, мы, правда, до сих пор вспоминаем то посещение «Цирка дю Солей». Представьте, начинается спектакль задолго до того, как погаснет свет в зале. Клоуны ходят между рядами, заигрывают с публикой. Атмосфера в зале волшебная. А представление! Какие профессионалы! Такие номера! Костюмы шикарные, дорогие!

Евгения: Дух захватывает!

А вы кого изображаете в программе?

Николай: Клоунов. Точнее двух людей, которым приходится очень непросто в жизни, но у них такая профессия веселить людей. И каждый вечер, несмотря на обстоятельства, они должны выходить на арену.

Евгения: Первая часть программы достаточно грустная. В конце ее героиня, как слабая женщина, находится почти на грани отчаяния. Тут может каждый зритель дать волю фантазии, что случилось с этой клоунессой… Но какими бы ни были жизненные повороты, никогда не нужно терять надежду. И следующая часть – вальс, когда партнер пытается заставить подругу иначе посмотреть на мир и понять, что в любой ситуации есть выход.

Николай: В конце программы мы должны дать волю эмоциям. В общем, танец о том, что жизнь продолжается.

Очень актуально для вашей пары.

Николай: Конечно, потому что в этом сезоне у нас нет этапов Гран-при. Постараемся захватить какие-то турниры категории «Б», потому что надо обязательно стартовать, чтобы, как у охотничьих собак, нюх не терялся. В общем, постараемся показать всем, что жизнь продолжается.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...