Марина Зуева: Мы подчеркнули женственность Липницкой

Известный тренер и хореограф Марина Зуева рассказывает о том, чем ее удивила Юлия Липницкая, которой она поставила три программы к следующему сезону. Как она отреагировала на то, что танцы могут исключить из программы Олимпийских игр. О своей мечте, связанной с облаком цветущей сакуры и ожидании японской девочки, длиной в восемь лет. И, наконец, о том, каким образом ее пара Никита Кацалапов и Виктория Синицына могут сделать ее по-настоящему счастливым человеком.

«РЕШЕНИЯ СУДЕЙ НЕ КОММЕНТИРУЮ»

— Марина, что вы подумали, прочитав сообщение в «Твиттере» итальянского судьи Давида Молины о том, что танцы могут исключить из программы Олимпиад?
— А я даже не слышала об этом. Он действительно так написал? И почему – итальянский судья. Это французский судья, я его достаточно хорошо знаю.

— В прессе его называли итальянским судьей.
— Вот видите – это уже неправда. Значит, и все остальное – тоже. Я думаю, на это реагировать не надо.

— Что происходит сейчас у Никиты Кацалапова и Виктории Синициной?
— Они уехали на летний сбор по ОФП, возвращаются в июне, и мы сразу же приступаем к тренировкам. Потому что программы у нас поставлены, все готово, а в данный момент у них просто тренировочно-оздоровительный сбор. О наших новых программах я пока говорить не буду, это преждевременно. Скажу только, что по стилю, по характеру они принципиально отличаются от прошлогодних. Это абсолютно новый стиль, и мне лично очень нравится то, что у нас получилось. Более удобный стиль, мы поставили то, что подходит этой паре. Для короткого танца мы взяли ритмы вальс, полька и марш. Это предписанные в следующем сезоне ритмы и у нас – вот такое сочетание. Им комфортно в этих ритмах работать.

— Насколько легко шли постановки?
— Быстрее и легче, по сравнению с прошлым годом. Все-таки Виктория и Никита начинают свой второй совместный сезон, и я уже лучше изучила их специфику, специфику движений. Все новые элементы мы успели подготовить еще зимой, все новые поддержки, новые вращения.

— Возможно, мы их даже не узнаем?
— Ну почему же, вы должны их узнать. Это все та же пара – Синицина и Кацалапов. Просто я постаралась открыть их новые стороны, прекрасные стороны их внешности, линий, движений. Я надеюсь, что мы сумеем порадовать зрителей.

— У вас состоялся какой-то обстоятельный разговор с анализом прошлого сезона, того, что не получилось, или вы просто перелистнули это, как прочитанную страницу, к которой уже нет смысла возвращаться?
— Безусловно! Мы разобрали все нюансы прошлого сезона, поняли, как нам использовать этот опыт. И в этом году постараемся извлечь максимальную пользу из этого опыта.

— Никита в одном из недавних интервью говорил о том, что судейство на чемпионате России было неким ответом со стороны тех людей, которые были возмущены распадом пары Ильиных-Кацалапов. Прав ли он в этом смысле? И поддерживаете ли вы его мнение?
— Мне очень трудно говорить на эту тему, я никогда не обсуждаю решение судей. Кроме того, все пары катались в одной разминке, а я, будучи заинтересована в своей паре, наблюдала только за своей парой. Поэтому я даже не смотрела, как катались другие. Соответственно, и комментировать я могу только свою пару. Я могу сказать, что Виктория с Никитой откатали блестяще произвольную программу. Это был замечательный прокат. На мой взгляд, на взгляд тренера. Какое это произвело впечатление на судей – это уже второй вопрос.

— И все-таки для Виктории и Никиты это стало, скорее всего, сильным психологическим ударом, и вам, наверное, в какой-то мере пришлось сыграть роль психоаналитика, чтобы вывести их из этого состояния?
— Я думаю, что этап в Японии, оказавшийся для них очень сложным, как-то повлиял на то, что произошло на чемпионате России, на результат… Ребята были готовы исправить все то, что было высказано им в форме замечаний от технических специалистов. Подготовиться к новому сезону более качественно. Я не видела разочарования, или угнетения какого-то. Мы вернулись, разобрали все этот опыт, вернулись и тут же начали работать. Музыкальный материал у меня уже был готов, идеи – тоже: несколько вариантов произвольной и короткой программы. Хотелось, конечно, выступить везде, на всех крупных турнирах, но, с другой стороны, лучше ехать на чемпионат мира, или Европы, будучи максимально готовыми…

«МУЖЧИНЫ НАЧАЛИ СМОТРЕТЬ ТАНЦЫ НА ЛЬДУ»

— В начале нового олимпийского цикла распределяются роли, уже видны новые лидеры, и их судьи будут воспринимать в ближайшие годы именно так, а вы, получается, выпали из этого «большого распределения ролей», возможно ли еще попасть в вагон уходящего поезда?
— Понимаете, вот сейчас говорить о том, что все уже «распределено и расставлено» все равно, что сказать, будто судьи неправильно судят. Что значит «расставлено»? Все зависит о того, как будут пары кататься. Посмотрите – французская пара. (Пападакис-Сизерон, ставшие чемпионами мира и Европы. – Прим. авт.). С какого места они попали на подиум? Но они произвели очень сильное впечатление, и были соответствующим образом вознаграждены.

— Вы представляете, как их обыгрывать?
— Произвести сильнее впечатление, еще чище кататься.

— Больше всего поражает их молодость – 19 и 20 лет.
— Но они не первые, кому это удалось. Тесса Вирчу и Скотт Моир были ненамного старше, когда выиграли Олимпиаду в Ванкувере. Тессе было 20 лет, Скотту — 22. Катя Гордеева и Сергей Гриньков в 16 и 20 выиграли свои первые Олимпийские игры в 1988-м. Дело не в молодости, а в том, кто — свежее, в ком больше новизны, кто умеет произвести эстетическое впечатление, и при этом технически совершенен, тот и выигрывает. При старой системе, при новой системе…

— Многие ругают новую систему, утверждая, что танцы стали непонятными для зрителя, а нередко и для тренера.
— Я сталкиваюсь совсем с другим. Я получаю столько писем и, что меня особенно удивило — когда женщины-тренеры пишут и рассказывают мне, что танцами заинтересовались их мужья. Мужчины начали смотреть танцы на льду! Поэтому, когда я слышу, что зритель что-то не понимает… Может быть, зависит от того, какой это зритель, и какие танцы он смотрит.

«КО МНЕ ОБРАТИЛАСЬ ТРЕНЕР ЛИПНИЦКОЙ»

— Как возник вариант вашего сотрудничества с Липницкой?
— Ко мне обратилась ее тренер.

— Вам объяснили, чего от вас ждут, как от постановщика, или вам дали полную свободу действий и самовыражения?
— Юля сама очень активно участвовала в творческом процессе. Она молодец! И музыка, и движения… Она очень одаренный и вдумчивый человек. Ей всего шестнадцать лет, но она так зрело воспринимает серьезную музыку, очень мудро подходит к постановкам, к выбору музыки, очень тонко чувствует музыкальный материал, чувствует стиль и может работать во всех стилях! Она провела у меня в США всего неделю, и за это время мы поставили три программы в разных стилях, и это, прежде всего, заслуга Юли – что мы смогли проделать такую работу. Сыграли роль ее талант, ее двигательные возможности, ее желание себя выразить.

— Благодаря акселям Елизаветы Туктамышевой в женском одиночном катании все бросились в погоню за сложностью. Если порассуждать о возможностях Липницкой и других фигуристок – возможно ли выиграть за счет программы?
— Это уже судьям решать. Многое будет зависеть от того, как исполнена программа и технические элементы. Юлю мы постарались в новых программах представить взрослой девушкой, а совсем не девочкой. Это больше не девочка, а девушка, совершенно очаровательная, с замечательной фигурой, с интересной эстетикой движений, у нее же совершенно уникальные физические возможности, она очень гибкая, пластичная, мягкая и женственная. Мы подчеркиваем ее женственность – это уже немножко новое качество.

— Ее полюбили и запомнили в образе девочки, с этим образом уже покончено?
— А как ее еще могли полюбить, если она и была девочкой на Олимпиаде в Сочи в свои пятнадцать лет? Но человек растет, развивается. Это не означает, что прежние качества Юли утрачены, они просто изменились, стали глубже, тоньше, она уже больше может выразить. Она, кстати, сама выбирала музыку – я ей предлагала варианты, а она выбирала…

— Вы полностью одобряли ее выбор?
— Споров у нас не было. Как-то все мягко, хорошо прошло. Я бы очень хотела, чтобы эти программы и эта музыка принесли Юле в новом сезоне хороший результат. Я вообще очень люблю женское одиночное катание, помимо Юли я начала работу с японкой Марин Хондой, подобрала ей музыку, я очень долго ждала вот такую девочку, около восьми лет… Она совсем юная и только начнет выступать по юниорам.

— Почему именно такую девочку?
— После чемпионата мира в Токио, еще в 2007 году, меня пригласили на «Boat-Tour» — небоскребы, Токио, четырехэтажные дороги… А в самом конце мы подплыли к садам с цветущей сакурой – это розовое облако, висящее в воздухе мне настолько запомнилось, что это, наверное, самая красивая весна, которую я увидела в своей жизни. И это воспоминание меня не отпускало много лет – такая нежность, такая сила, такое потрясающее сочетание силы и нежности… Поэтому я попросила японских тренеров: если у вас появится такая девочка… И я описала девочку, которая смогла бы все это передать. И вот наконец-то ко мне привезли такую девочку – моя давняя мечта сбылась.

— Но чаще всего к вам все-таки с постановками обращаются иностранцы?
— Обычно – да, поэтому в постановках для Юлии Липницкой я чувствовала свою особенную ответственность.

— Если вернуться напоследок к вашим непосредственным ученикам – Виктории и Никите – что они должны сделать в следующем сезоне, чтобы вы почувствовали себя по-настоящему счастливым человеком?
— Если они смогут донести до зрителя в правильной форме то, что мы поставили, то, что мы сделали – это будет, конечно, счастье!

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...