Павел Дрозд: «Непобедимых в спорте нет»

Российские танцоры Алла Лобода – Павел Дрозд второй раз подряд стали серебряными призерами юниорского финала Гран-при. После выступления, партнершу, к сожалению, увели на допинг, и Павел Дрозд вынужден был отчитываться за двоих. Фигурист рассказал о своих ощущениях, о новых программах, романе «Война и мир» и объяснил, почему необходимо читать такие книги.

Павел, вы второй год подряд завоевываете серебро в юниорском финале серии, когда было сложнее – сейчас или год назад?

Наверное, в этом году немного сложнее, потому что в прошлом году для нас это было в первый раз. Мы не чувствовали такого груза ответственности. Хотя, безусловно, на каждом старте ответственность присутствует, потому что представляешь свою страну. Но если в прошлом году мы дебютировали в финале, а дебютантам психологически всегда немного легче, то в этот раз хотелось показать достойное и более уверенное катание. Думаю, это удалось.

То, что после короткого танцы вы были третьи, раззадорило?

Да, скорее разозлило, потому что мы работали, работали много, нацеливались на результат. Всегда хочется большего, но иногда такое рвение мешает, поэтому решили спокойно откатать произвольную программу, несмотря ни на что.

Вопрос риторический, поскольку результаты соревнований известны. Но, на ваш взгляд, можно ли обыграть американскую пару Лоррейн Макнамара – Куинн Карпентер, которая выиграла финал в Барселоне?

Если вести речь о сезоне, о предстоящем чемпионате мира среди юниоров, то для начала надо туда отобраться, но мы надеемся, что в этом году у нас все получится. Безусловно, можно и нужно со всеми соревноваться. Мы настроены именно так, и так собираемся делать. Сначала подготовимся к первенству России, которое пройдет в Челябинске, потом, если попадем в команду, постараемся достойно представить нашу страну в Венгрии. Непобедимых в спорте нет, и мы постараемся это доказать

На ваш взгляд, что отличает катание американских пар и чего недостает нашим?

Наш стиль катания немного отличается. Стиль североамериканских танцоров я бы охарактеризовал как легкий, порхающий надо льдом. Российская школа всегда славилась техникой, силой. Но если говорить о соревнованиях и оценках, то дело тут не в разнице стилей, а в том, что на каждом старте работают разные судейские бригады. Судьи – это люди со своими симпатиями, и от этого никуда не деться. А танцы на льду все-таки один из самых субъективных видов фигурного катания.

Но при всем том, и судьи, и спортсмены – профессионалы. Судьи делают свое дело, мы свое. Не нужно списывать просчеты на что-то. Надо просто кататься, получать удовольствие, стараться каждый раз доносить до зрителей свою историю, которая есть в танце, не забывая при этом о технической стороне.

На самом деле, это такая комплексная задача, и мы с Аллой работаем в двух направлениях – развиваем артистическую сторону и уделяем серьезное внимание технике. Мы очень тщательно подходим к выбору программ. Нам важно, чтобы программы затрагивали душу зрителей. Публику сложно обмануть, она всегда чувствует, когда спортсмен отрабатывает на льду, а когда вкладывает в катание душу и сердце.

Если сравнивать два сезона. Что изменилось в этом?

Пока прошла первая половина сезона, так что окончательные выводы делать преждевременно. Но мне кажется, мы с Аллой прибавили в катании с технической и артистической точки зрения. В этом сезоне мы предельно собраны в каждой программе, «проживаем» на льду все 3 минуты 40 секунд в произвольной и 3 минуты в короткой. Если в первый год мы только притирались друг другу, а в этот период партнеры по-разному катятся, вследствие чего надо тратить больше сил, то сейчас мы прорабатываем, стараемся прочувствовать каждый шаг, обговариваем все нюансы, что позволяет заниматься плавностью легкостью катания. Происходит полная синхронизация движений, полное соединение в музыке и образах. Мы стали больше парой. Теперь нам с Аллой даже не нужно слов, достаточно одного жеста или взгляда, чтобы понять, что необходимо сделать.

По мнению специалистов, юниорские танцы отличаются от взрослых тем, что старшие спортсмены уже имеют жизненный опыт и могут проживать на льду эмоции, чувства. Юниоры многие элементы исполняют чисто, но без внутреннего нерва. Как вы считаете?

Если говорить конкретно о нас, о программах этого сезона, то в произвольном танце мы поменялись с Аллой ролями. В «Жизеле» ей отводилась роль главной героини, в «Паганини» — ведущий я, потому что этот скрипач и композитор  был неоднозначной, сложной, противоречивой личностью. А для нас очень важно понимать, кто наши герои, какие взаимоотношения были между ними.

Наш короткий танец – это первый бал Наташи Ростовой. Мы стараемся передать эту нежность, первую влюбленность героини. В произвольной – любовь Паганини, его переживания, страдания, некие метания. Да, мы – молодые люди. Но разве все эти чувства не характерны для подросткового возраста, когда человек находится в состоянии постоянного поиска? Я считаю, что мы достигли такого уровня, когда уже вкладываем в свои программы чувства. Мы не то, что механически катаем элементы, это отошло на второй план. Мы живем в программах. И кстати, после проката произвольного танца сошлись во мнении, что полностью выложились эмоционально.

Правда, были недочеты в технике, что позволило судьям поставить нам за дорожку шагов второй уровень. Но для нас все-таки было главным на данный момент — откататься уверенно, чтобы было чувство самоудовлетворения от проделанной работы.

Для того, чтобы выложиться по полной в своих программах, вы, наверное, смотрели фильмы «Война и мир» и «Паганини. Скрипач дьявола»?

«Паганини» смотрели раза три. Вместе с Аллой перечитали роман Льва Николаевича Толстого. Мы считаем, что если мы родились в России, где богатая история, традиции, то должны знать свое наследие, знать классику. Ведь если не знаешь своей истории, то у тебя нет будущего.

Сейчас вернетесь в Москву, отпразднуете дни рождения, которые совпали с финалом Гран-при, а дальше…

Будем работать над дорожкой шагов, подробно разберем все наши ошибки. Но, конечно, больше всего внимания уделим дорожкам. У нас на протяжении двух этапов Гран-при возникали похожие проблемы в коротком танце. На первом Гран-при получали и первый уровень за дорожку, на втором —второй, сейчас — третий, то есть движемся в верном направлении.

Значит, надо разобраться с этой проблемой в произвольном танце. Но при этом, думаю, что бросаться в огонь и в воду не нужно. Мы не участвуем во взрослом чемпионате России, до первенства страны чуть больше времени в запасе. Проанализируем выступление в Барселоне внимательно и спокойно приступим к серьезной подготовке.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...