«Сдаваться и не думали». Никита Кацалапов о прогрессе пары с Викторией Синициной

Российским танцорам Виктории Синициной и Никите Кацалапову не удалось выйти в Финал Гран-при по фигурному катанию. Дополнительные показатели, считанные баллы, не в их пользу решили судьбу спора за шестую путевку в Барселону с соотечественниками Екатериной Бобровой и Дмитрием Соловьевым.

Тем не менее, выступление Вики и Никиты в серии — это безусловный успех. Яркие запоминающиеся программы, поставленные тренером Мариной Зуевой, а главное, их стабильное и качественное исполнение сделало Синицину и Кацалапова фаворитами предстоящего чемпионата России.

Но отбор на чемпионаты Европы и мира состоится только через месяц. Пока же в интервью Sovsport.ru Никита Кацалапов рассказал о том, как ему и его партнерше живется и работается в Америке, вспомнил о том, как пришлось решать проблемы прошлого сезона, и ответил на вопрос, который до сих пор интересует многих — какое место в его жизни занимает предыдущая часть карьеры, в которой он стал победителем командного олимпийского турнира и бронзовым призером Игр-2014 в танцевальной паре с Еленой Ильиных.

«В Америке не хватает семьи, друзей – и панорамы города»

— Никита, довольны тем, как провели с Викой серию Гран-при?

— Естественно довольны. Хорошо откатали два старта подряд. Тем более что до Гран-при вообще нигде не выступали, я лечил ногу.

— Второй этап у вас был московский. Соскучились по родному городу?

— Очень. Так хотелось и по центру пройтись, и погулять. Но вышло так, что я после соревнований только переночевать дома успел – а потом самолет.

— Давно не были в Москве до этого визита?

— Перед прокатами в Сочи приехал раньше на неделю. Ходил к врачу. Дома тоже нормально не побыл.

— Тяжело в Америке без общения с родными и друзьями?

— Время в этом плане, к счастью, хорошее, современное – есть разные средства общения, Facetime, Skype. Благодаря этому регулярно общаемся с родителями и друзьями. Хотя, естественно, вживую это одно, а виртуально – другое. Но вообще у нас скучать особенно и времени нет. Заняты с утра и до вечера.

— В целом обустроились в США?

— В плане проживания все абсолютно нормально. У меня маленькие однокомнатные апартаменты рядом с катком. Вика живет в семье, где ребята тоже связаны с фигурным катанием, у нее в их доме своя комната. В целом же хорошо себя чувствовать нам помогают тренеры. Помимо Марины Зуевой отдельное спасибо Олегу Ефимовичу Эпштейну, Массимо Скали. Джонни Джонс очень позитивный человек, всегда в хорошем настроении даже когда я ругаюсь (смеется).

— Получается, с тренерами общаетесь и за пределами катка?

— Конечно, но не только с ними. Недалеко живут Илья Ткаченко (бывший российский фигурист, сейчас выступает за Израиль – прим.ред.) с женой. Можем в выходной встретиться, сходить в бассейн, в джакузи. Полезный отдых. В кино, в ресторанчик сходить можем.

— Чего больше всего там не хватает?

— Семьи и друзей. Ну и панорамы города, все-таки, тоже. Я обожаю Москву.

— Вы же как раз в одноэтажной Америке живете.

— Да, когда я туда приехал, говорю – это же деревушка по сравнению с нашим мегаполисом! Но тренироваться там очень удобно. Я привык к базе в Новогорске, где все свое, можно погулять по территории – вот там примерно так же.

«Желание двигаться вперед у нас бешеное»

— На минувшем московском Гран-при у вас, как и на прошлогоднем, был первый стартовый номер. Закончился тот турнир не слишком удачно. Не было из-за этого каких-нибудь неприятных воспоминаний или ощущений?

— Могу сказать так – выступать дома само по себе непросто. Но, с другой стороны, эта сложность дает дополнительный настрой, мотивирует. Что дома нужно перед всеми своими близкими, которые сидят на трибунах, откататься как следует. Прошлый год, на самом деле, мы вообще не вспоминаем. Проанализировали, сделали выводы, забыли – и все начали с чистого листа. А первым номером готовились выступать на тренировках.

— Забыли обо всем после прошлого чемпионата России?

— Конечно. Сели всей нашей командой, обсудили все вопросы – для чего мы это делаем, для чего катаемся. Все-таки спорт – это наша жизнь. На этом мы и сошлись – будем жить.

— Но такой разговор ведь у вас был, когда вы с Викой только начинали кататься вместе…

— Видимо, нужно было поговорить еще раз. С этим разговором было легче выбраться из той ситуации, в которой мы оказались. Либо мы все вместе движемся вперед, работаем вместе, как союзники – либо вообще ничего этого не делаем. А желание двигаться вперед у нас бешеное. Не было и нет никаких мыслей сдаваться, отходить в сторону, уезжать от самого лучшего в мире тренера, от самой опытной, как я считаю, команды. И реально получилось так, как будто все начали заново. Тренировались днем и ночью. Много тренировались.

«Раскрывать душу учимся и на тренировках»

— Программы этого сезона многие назвали идеальным попаданием…

— К короткому танцу мы переслушали очень много музыки. Все классические варианты, а «Лебединое озеро» постоянно играло между чем-то другим. Выбирали всей командой – и всей командой сошлись на том, что хотим именно «Лебединое». Поехали делать паттерн «Равенсбургского вальса», обязательной части – а он летит.

А музыку к произвольному танцу нам просто прислал послушать замечательный композитор Александр Гольдштейн. Включили, сделали твиззлы в акцент, поддержку в акцент. Подумали, что надо попробовать. К этому моменту были и другие варианты, уже практически начали ставить. Может быть, на будущее сохраним идеи.

— И вы чувствуете себя хорошо в этих танцах?

— Да, нравятся очень. Помогает музыка, подстегивает.

— Что в коротком танце, что в произвольном у вас масса лирических эмоций, программы очень чувственные. Эти эмоции не мешают техническим элементам?

— Мы над техникой очень много работаем. И проделали огромную работу, чтобы все собрать в кучу. Над эмоциональной частью тоже работаем, но в основном, здесь все идет искренне, от души. Хотя раскрывать душу мы учимся и на тренировках – Марина уделяет этому очень много времени. Я проанализировал прокаты в Москве, естественно, многое оценил критично, чтобы к следующим стартам улучшить исполнение программ.

«О том, что было, может быть, книгу напишу»

— В Детройте вам удается пересекаться с олимпийскими чемпионами Тессой Вирчу/Скоттом Мойром и Мэрил Дэвис/Чарли Уайтом, которые тренировались у Зуевой?

— Тессу и Скотта ни разу не видели, хотя очень бы хотелось. Чарли огромное спасибо. Он нам очень много и от души помогал. Это для нас очень большая честь – поработать с таким великим фигуристом, с кумиром. И до сих пор он помогает. Они с Мэрил приходят на каток готовиться к шоу. Сделают свою работу – а потом Чарли, если у него есть свободное время и желание, помогает нам.

— Секреты у него подмечаете?

— Всей технической частью с нами занимается Олег Эпштейн. А с Чарли чем классно – он совсем недавно был спортсменом. Да до сих пор даже спортсмен – мало ли, возьмут и вернутся они с Мэрил к Олимпиаде. Поэтому он с точки зрения партнера очень многое подсказывает. Какие-то вещи вместе с Викой сделают, я со стороны смотрю и учусь. Мне очень нравится с ним работать.

— Никита, в заключение спрошу то, о чем я уже спрашивал вашу бывшую партнершу Лену Ильиных. Все то, что было до Сочи и в Сочи, какое-то место в вашей жизни занимает? В воспоминаниях, в снах…

— Олимпиада была праздником, и я всегда об этом говорю. Это был взрыв эмоций, о котором я обожаю вспоминать. Помню все до мелочей. Конечно, сейчас мы смотрим только вперед. А то, что в прошлом… Это же моя жизнь! Может быть, книгу напишу.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...