Синицина/Кацалапов: думаем только о своих программах и друг о друге

Российская танцевальная пара Виктория Синицина и Никита Кацалапов впервые в карьере стала чемпионом России, пережив за четыре с половиной года не один критический момент. Правда, Анатолия Самохвалова сами фигуристы убеждали в обратном: они брались за руки как в первый раз и двигались к своей цели. Следующая — чемпионат Европы в Минске. Глобальная — Олимпиада в Пекине.

Люди думали, что мы уже закончили карьеру

— Вспоминаете время, когда вы после возвращения из США от вашего первого тренера Марины Зуевой просто выживали, тренируясь на разных катках Москвы, а теперь вы — лидеры?

Никита Кацалапов: Многим виделась наша ситуация так, как вы описали. Но на самом деле перед нами была совершенно другая картина. Мы брались за руки как в первый раз и проходили через все трудности. Люди в этот момент думали: все, они закончили, ничего у них не получится. А мы между собой рассуждали по-другому: мы знаем наш потенциал, и нам нужно только было найти свою команду. Да, мы болтались то там, то в другом месте, а потом обрели постоянное место тренировок в группе Александра Вячеславовича (Жулина). Елена Анатольевна Чайковская и Олег Волков нам безумно сильно помогли после того, как мы вернулись из Америки.

Виктория Синицина: И Елена Анатольевна, и Олег Волков выкладывались по максимуму в работе с нами.

Никита: А сейчас мы спортсмены, которые полноценно работают в одной тренерской группе. Атмосфера в ней не то, что комфортная — она рабочая. Такая, какая и должна быть в любом виде спорта.

— Но если бы не подвернулся Жулин…

Никита: Это как в бизнесе. Нужно было время, чтобы обрасти мясом, а произойти это могло только благодаря, наверное, тем самым трудностям. Тесса со Скоттом (Тесса Вирчу/Скотт Мойр — канадские фигуристы, трехкратные олимпийские чемпионы — прим. РИА Новости), ведь чем старше становились, тем сильнее менялись. Они становились кардинально другими в своих образах. Мы тоже с Викой, чем больше друг с другом выступаем, тем лучше чувствуем, и наше отношение на льду меняется от этого. Когда-то наша пара была скелетом, сейчас у нас видны мускулы. Мы, что называется, скатались. В первое время о нас говорили, что мы не подходим друг другу по уровню, и что из нас не выйдет ничего хорошего. Надеюсь, больше никогда ни один человек такого не скажет о нас.

— Похоже, что действительно никогда.

Никита: А теперь мы просто улучшаем себя и начинаем брать высоты. Причем не только о местах сейчас говорю, а, главным даже образом, об уровне профессионализма. Мы пригласили крутых специалистов по танго для совершенствования ритм-танца, и мы чувствуем, как наша копилка чисто профессиональных навыков пополняется.

— Что вам эти специалисты открыли?

Виктория: Да невероятно много полезных и неотъемлемых вещей, без которых ты не поймешь, что такое танго. Мы очень много с ними занимались, я обожаю это делать с ними. Это люди с классной энергетикой. Мы танцевали с ними вместе на паркете, снимали это на видео, а потом показывали людям, и они были в восторге. Вау, говорили, да вы одинаково подаете танго вместе с профильными танцорами. Когда они пришли к нам на лед и взглянули на ритм-танец, то уходили обратно в диком восторге. Они просто не понимали, как это можно сделать на коньках, зубцами и пятками. Эти профессиональные танцоры не могли понять, как мы друг друга не задеваем лезвиями.

— Самое простое в танго для вас – это взгляд. Он у вас естественно страстный.

Никита: Для меня это… О, чуть не выдал секрет. Не буду продолжать.

— Раскрывайте!

Никита: Нет, конечно.

Виктория: Для меня этот взгляд — просто мое чувство. Я как чувствую себя, так и веду.

Мы были готовы стать первой парой страны

— На соперников смотрите?

Никита: На стартах ничего не смотрели. Только перед началом сезона однажды видели Сашу и Ваню (Александра Степанова/Иван Букин — основные соперники Синициной/Кацалапова на внутренней арене — прим. РИА Новости). И больше ни одного проката других пар не видели.

— Принципиально?

Никита: Нет, просто тренер нам рекомендовал сфокусироваться на себе. Это и установка тренера, и желание самих себя сконцентрироваться на своем катании.

Виктория: Мы работаем над собой и думаем только о своих программах и друг о друге.

— Если вы посмотрите на соперников, может вселиться неуверенность?

Никита: А кто его знает! Вот мы не смотрели, мы и не знаем.

— Но когда вы посмотрели на высокие баллы французов Габриэллы Пападакис/Гийома Сизерона прямо перед своим выступлением на Гран-при во Франции, это вас вдохновило.

Никита: Потому что это было ожидаемо. Они катались перед нами, и мы были готовы и к овациям, и к их баллам. В той ситуации нас было не сбить.

— На чемпионате России всем миром ждали дуэль Загитова — Медведева, а заруба получилась в танцах — Синицина/Кацалапов против Степановой/Букина. Вы же знали, что опережали соперников на два балла перед произвольным танцем…

Никита: Мы были готовы стать первой парой страны. Мы понимали, что это желание абсолютно адекватное.

— Прошлый «проклятый» чемпионат России, с которого вы снялись прямо во время проката произвольного танца, вас сильно изменил в жизни?

Никита: Мы все на льду. Вот такими мы стали. Мы только на льду и нас нет вне его. Мне кажется, нам можно с утра уже не здороваться с тренерами, потому что мы живем на катке. У настоящих спортсменов только такие мысли должны быть перед важными стартами.

— Не перебор ли жить на катке?

Виктория: Мы же любим свое дело.

Никита: И нам правда очень нравится работать в нашей команде.

Самое главное — чувствовать руку Вики

— Перед чемпионатом России кто-то отрешается и уходит в себя, кто-то идет как на войну. Вы как сосредотачивались перед наконец-то успешным для вас национальным первенством?

Никита: Были сосредоточены на себе, старались никуда не ходить, чтобы случайно не заболеть, и тренировались вплоть до дня отъезда. Ничего необычного.

— Ваш тренер Александр Жулин говорил в интервью РИА Новости, что в этом сезоне Никиту специально выводили на то катание, в котором нет резкости движений, которая раньше порождала ошибки. Никита, каким вы все же должны быть на льду?

Никита: На льду я должен быть самими собой, показывать то, что мы умеем, и самое главное — чувствовать руку своей замечательной партнерши.

— Уверенности у вас, Никита, стало намного больше на льду.

Никита: Просто и Вика, и тренеры каждый день придают мне этой уверенности, таким образом, мы реализуем наш потенциал. Плюс у нас обалденные программы. Чем больше я провожу тренировок, тем больше уверенности чувствую. А вообще это хороший вопрос, над которым я долго думал. Знаете, на каждый старт в этом сезоне я выхожу и как будто заглядываю в собственную голову. И смотрю, что происходит. Я анализирую то, что меня в будущем способно сбить. Я ищу эти вещи, чтобы сразу их отбросить. Пока все нормально.

— Когда выезжаете на лед, чувствуете себя лучше?

Никита: Да я всегда на льду себя обалденно чувствую.

— А лучшим? Королем льда.

Никита: Я не знаю, кем я выгляжу со стороны, но сейчас я реально уверен в себе.

— Ваш бывший тренер Олег Эпштейн, работающий с Зуевой, в интервью сказал следующее: «Даже Чарли Уайт (олимпийский чемпион Сочи-2014 — прим. РИА Новости) как-то сказал, когда мы смотрели какое-то выступление Кацалапова, что не хочет долго оставаться в спорте, потому что не понимает, как можно будет справиться с таким соперником, когда тот наберет силу». Никита, вы знали, что сам олимпийский чемпион вас опасался?

Никита: Нет, не знал, но в Детройте с Чарли мы хорошо общались и он даже нас иногда тренировал. В общем, о многом успели поговорить. Не думаю, что Чарли чего-то опасался, просто он, как и мы, видит и уважает любого соперника.

— Сейчас вы большие молодцы, но нет ли ощущения, что вы с Викой многое потеряли за эти четыре с половиной года?

Никита: Мы не потеряли, а, наоборот, приобрели многое!

rsport.ria.ru

 

Загрузка...

Поиск
Загрузка...