«Я не собираюсь доказывать свою правоту». Никита Кацалапов о своей новой жизни в США

В апреле 2014 года олимпийский чемпион по фигурному катанию Никита Кацалапов объявил о том, что больше не будет выступать в паре с Еленой Ильиных. Новой партнершей российского танцора стала Виктория Синицина. Корреспондент PROСПОРТ встретилась с Кацалаповым во время его отпуска в Москве и попросила подвести итог прошедшего года, который прошел в новой стране, с новой партнершей и новым тренером.

Собрать вещи и уехать в Америку мне было несложно. Я просто очень хотел это сделать. Я понял, что буду кататься с Викой, уже после чемпионата мира 2014 года. У нас был перерыв, во время него я просто подошел к ней и спросил. Она согласилась. Никаких разговоров до этого не было, инициатива не исходила ни от кого, кроме меня. Откуда пошли слухи, я понятия не имею. Я говорил только с мамой, папой и Викторией. Потом я позвонил Марине Зуевой и сказал, что мы хотим тренироваться у нее. Она сказала — прилетайте.

Федерация была против, многие люди не поддержали мою инициативу. Поэтому в Америку мы поехали за мой счет, и первое время я оплачивал абсолютно все — тренировочный процесс, питание, проживание — и за Вику, и за себя. Серьезная подготовка началась с первой тренировки. У меня была цель, Вика ее приняла, и мы решили не терять ни минуты. Думаю, Марину это тоже очень сильно подкупило.

Справка

Никита Кацалапов родился в Москве 10 июля 1991 года. С 2008 года он выступает в паре с Еленой Ильиных. Вместе они выиграли чемпионат мира среди юниоров (2010), дважды были вице-чемпионами Европы (2013, 2014). На Олимпийских играх в Сочи завоевали золото в командных соревнованиях и бронзу в турнире танцоров. С апреля 2014 года Кацалапов тренируется с Викторией Синициной, чемпионкой мира среди юниоров-2012 в паре с Русланом Жиганщиным. После распада дуэта Елена Ильиных встала в пару с Жиганшиным. На первом раздельном чемпионате России, который прошел в декабре 2014 года в Сочи, Ильиных с Жиганшином выступили лучше Кацалапова и Синициной. Они завоевали золото, Никита с Викторией заняли только четвертое место.

В Америке не привыкли к отчествам, и мы сразу договорились, что будем называть Марину по имени. Но, конечно, мы обращаемся к ней только на «вы» — в знак уважения. На мой взгляд, она гениальный хореограф, постановщик, очень хороший тренер и психолог. Но самое главное — она прекрасный человек. Сказать, что Марина заменяет мне маму, будет не совсем правильно, но мы с ней действительно сошлись — и характерами, и душами.

Когда мы приехали в Америку, мы почувствовали, что стали для нее родными, такой русской отдушиной. По ней видно, что ей нравится с нами работать, что она вкладывает в нас с Викторией всю душу. Марина — очень глубокий человек. Любит рассказывать. Она называет это «лекциями», потому что если ты задашь Марине вопрос, то услышишь действительно очень подробный и интересный ответ. Она очень любит театры, музыку, знает историю каждого артиста и музыканта, отлично разбирается в искусстве.

Справка

Марина Зуева — бывшая советская фигуристка, выступавшая в танцах на льду в паре с Андреем Витманом, двукратный бронзовый призер чемпионата СССР. После завершения спортивной карьеры работала хореографом, сотрудничала с двукратными олимпийскими чемпионами Екатериной Гордеевой и Сергеем Гриньковым. В 1991 году уехала в Канаду, с 2002 года работает в Детройте. В тренерском тандеме с Игорем Шпильбандом (который просуществовал до 2012 года) Зуева подготовила олимпийских чемпионов Ванкувера и серебряных призеров Сочи канадцев Тессу Вертью и Скотта Моира, олимпийских чемпионов Сочи и серебряных призеров Ванкувера американцев Мэрил Дэвис и Чарли Уайта, серебряных призеров Олимпиады-2006 в Турине американцев Танит Белбин и Бенджамина Агосто.

Недавно Марина дала мне книгу, посвященную дзэн-буддизму. В тренировочном процессе я очень эмоционален, мне очень нравится кататься, но желание и рвение иногда перехлестывают — слишком много энергии. Марина думала, что книга мне поможет. Но, если честно, я смог осилить только половину, кажется, дзен-буддизм не мое.

***

Через три месяца тренировок, в августе прошлого года, мы полетели на показательные выступления в Москву. Только после этого пошло определенное финансирование: Марине начали платить тренерскую зарплату, официально оформили американского специалиста Джонни Джонса. Еще нам дали два этапа Гран-при. Так что сейчас мы платим только за жилье и питание. Курс падает, становится легче.

Я не могу сказать, что на оплату первой поездки в Америку ушли все мои сбережения. Мне все-таки удалось помочь родителям и разобраться с недвижимостью. Я всегда очень хотел купить квартиру в Москве. Дом сейчас, правда, по-прежнему строится, но все равно я понимаю, что осуществилась моя мечта! Дорого, конечно, но это того стоило. За победу на Олимпиаде мне квартиру не дали, их давали выборочно.

Сейчас мы живем не в самом Детройте, а в его окрестностях. Когда только прилетели, три месяца жили в гостинице. Это был самый обычный американский мотель, такие часто показывают в фильмах. Кровать, маленький телевизор, маленький холодильник и душевая. Потом, после разговора с федерацией, можно было думать о съеме постоянного жилья. Сейчас я снимаю апартаменты, Вика жила вместе с Кэти Рид, до того, как та завершила карьеру.

Кэти вместе с братом Крисом — японские фигуристы — тренировались вместе с нами у Марины. Кэти решила закончить буквально после командного чемпионата мира-2015. С нами также работают Алекс и Майя Шибутани и еще много детишек. Марина им тоже уделяет время, но не так много, как нам с Майей и Алексом. Мы все работаем на одной «поляне». На катке «полян» две. Наша забита за профессиональными фигуристами полностью — с шести утра до четырех часов вечера. Правда, в одно и то же время на льду катается от десяти до пятнадцати человек.

Я, конечно, чувствую очень большую разницу. До этого, когда я тренировался в России, мы с партнершей и тренером находились на льду одни. И, если честно, я очень скучаю по Новогорску, все-таки это шикарнейшая база, за что хочется поблагодарить директора Николая Сидоровича Доморацкого. Все иностранцы, которые знают о существовании этой базы, нам завидуют, для спортсменов это просто райское место. Там есть все, чтобы накануне важного старта сфокусироваться только на работе.

В Новогорске, например, мне совсем не приходилось думать о питании. Когда я переехал в США, понял, что это реальная проблема. Сначала я ел вне дома. Завтракать ходил в местные кафе, заказывал себе такой огромный, очень вкусный, омлет с мясом, стоит он десять долларов. Вечером, после тренировок, заходил поужинать в ресторан. Так как я живу за городом, цены казались вполне нормальными. Но потом начался кризис, и я понял, что если буду так питаться каждый день, это слишком сильно скажется на моем бюджете. Особенно с курсом под сотню. Да и вообще, я решил, что если пошла самостоятельная жизнь, надо научиться всему. Я начал готовить — мясо, курицу, рыбу. Скажу честно, абсолютно это не мое! Когда заработаю много денег, не буду готовить никогда!

Вообще я понимаю, что переезд меня сильно изменил. Я даже думать стал иначе, иначе относиться ко многим вещам. Если раньше, приехав в Москву, я бы отложил все дела и пошел тусоваться с друзьями, то сейчас все наоборот: сначала дела, потом друзья. Самостоятельная жизнь очень дисциплинирует. Еще очень сильно на меня повлияла Марина. В Новогорске я любил поспать и мог выйти на тренировку примерно в 11:35. Сейчас я встаю в шесть утра, даже в отпуск. Так удается сделать гораздо больше дел. Когда твои тренировки начинаются в середине дня, к вечеру уже просто не хочется включать свою голову.

С английским у меня проблем нет, я его начал учить очень рано. Родители решили, что я одновременно должен осваивать два алфавита — для общего развития. Потом был школьный английский, потом в группу [моего бывшего тренера — прим. Prosport-online.ru] Александра Жулина перешла французская пара — появилась возможность практиковаться. Ну а дальше были поездки и международные соревнования. После переезда в США мой английский вырос до очень высокого уровня еще и потому, что долгое время мне приходилось не только разговаривать, но и переводить для Виктории. У нее с языком пока не очень дружественные отношения.

***

Если говорить про ситуацию в российских танцах на льду, я бы не сказал, что она сейчас самая хорошая. Я был в министерстве [спорта] и понял, что люди ждут [от нас результата]. У нас всего две квоты [на чемпионат мира], никогда такого не было. Молодым ребятам пока не достает опыта, так что сейчас наша задача — хорошо сделать свою подготовительную работу летом, чтобы уже в сентябре не было никаких вопросов. Я очень хочу, чтобы у нас это получилось, правда, и мы сделаем для этого все возможное.

На нашем втором совместном Гран-при в Японии мы совершили столько ошибок, что на чемпионат России были настроены уже совсем по-другому, надо было обязательно проходить в состав сборной. И в Сочи у нас действительно получился лучший прокат в сезоне, хотя в тройку призеров мы все равно не попали. Я могу ошибаться, но, кажется, этот результат все равно стал неким наказанием мне от людей, которые не хотели распада нашей с Леной пары. Зато после чемпионата России работа пошла гораздо быстрее, злость направили в тренировочный процесс. Сейчас у нас уже готова произвольная программа. Единственное, меня немного подвела моя нога. Но я уже хожу, прыгаю, даже чуть-чуть бегаю. Поездка в Москву пошла на пользу, родные стены действительно помогают. Так что в понедельник в Детройте я уже планирую выйти на лед.

Я не жалею о своем решении, и я не хочу говорить ни о ком ничего плохого. Мы спортсмены и должны доказывать все на льду. Именно поэтому мы с Викой просто сидели в Детройте и много тренировались. Естественно, какие-то из интервью, которые были опубликованы в прессе, я читал. Их было очень много, поэтому даже то, что я не читал, все равно до меня каким-то образом доходило. Я понимал, что многое из сказанного — неправда, но решил не отвечать и не вступать на путь взаимных обвинений. Даже сейчас я думаю, не стоит это обсуждать. Я уже давно ничего не читаю — и чувствую себя отлично. Прошло уже больше года, мы с Викой стали сильнее, прошли через гадости, трудности и падения. Сейчас мы очень хотим продолжать тренироваться именно с Мариной, и она тоже этого очень хочет. Все остальное — мимо меня.

Вика очень чистый, светлый человек, она очень трудолюбива и быстро учится. Еще она очень переживает, когда я как-то не так реагирую. Я могу расстроится или разозлиться, но потом увижу ее светлый и открытый взгляд — и сразу весь негатив уходит. Мне нравится, что ей можно что-то подсказать, рассказать какую-то историю — она это воспринимает. Мы с Викой разговаривали, и она призналась, что каких-то очень серьезных жизненных всплесков у нее не было. Не то, чтобы все было ровно, но получилось так, что в моей жизни было больше разных событий. Так что Вика с охотой слушает, и на данный период времени мы с Мариной стараемся передать ей максимум того, что знаем.

Кто-то говорит, что Вике не хватает огонька и танцевальности. Я так не считаю, тем более в последнее время она действительно очень сильно прибавила. Я понимаю, что сейчас это просто слова, и все нужно видеть своими глазами, но мы сделаем все возможное, чтобы к сентябрьским прокатам подойти в шикарной форме, с насколько это возможно отточенными программами. Дело не в том, что я хочу кому-то доказывать свою правоту или что-то другое. Единственное, что мы хотим доказать, так это то, что являемся той парой, на которую и за которой стоит смотреть. Люди, которые в тебя не верят, которые готовы цепляться за каждое слово, будут всегда и во всем, не только в фигурном катании. Поэтому что-то доказывать надо исключительно самому себе.

***

Детройт — действительно город-призрак и город-банкрот. Фотографии, которые ходят по интернету, не врут. Разрушенные здания, отсутствие людей, весь центр города — даунтаун — одна большая съемочная площадка для какого-нибудь гангстерского фильма. Там есть единственный район, по которому безопасно ходить, он называется Грик-таун. И еще есть пару районов с казино. Остальная часть даунтауна считается для людей опасной — из-за уровня преступности. Но один раз мы с Викой решили прогуляться… На самом деле, мы просто смотрели город, начали с людной набережной, а потом немного заблудились. Позвонил сын Марины, Федор, спросил, где мы. Объяснили. Он посоветовал немедленно ловить такси и уезжать домой.

Не могу сказать, что мы очень часто выбираемся в Детройт, но на игре хоккеистов «Ред Уингс» против «Нью-Йорк Рейнджерс» побывали. Мне очень нравится наш хоккеист Павел Дацюк, который играет за «Ред Уингс», было здорово посмотреть на его игру в живую. Я еще на его Instagram подписан, но лично не знаком.

В Америке мы поселились в пяти-десяти минутах от катка. Близко, но ездим все равно на машине — здесь не принято ходить пешком. За две тысячи долларов я купил себе старушку-Сhrysler, 2004 год выпуска. Мне кажется, в России машину такого качества за такую цену найти невозможно. Олимпийский «Мерседес» я продал еще до переезда. На днях его видел на дороге. Поехал на Варшавку делать международные права, а человек, который купил эту машину, живет как раз в том районе. Ехал и увидел его на дороге… У меня аж слеза покатилась, машина, конечно, очень крутая. Но оставлять ее было нельзя: дорого содержать, и в цене она теряет. Так что, когда я прилетаю, беру машину в аренду.

В Америке мне очень нравится отношение людей к своему делу, особенно спортсменов. Например, им, в отличие от российских фигуристов, не платят зарплату. Многим приходится жить двойной жизнью: сначала тренироваться, потом идти на работу — зарабатывать деньги на пропитание и тренировки. Есть такой фигурист, Дэниел Итон, вот он работает парковщиком. Паркует машины гостей ресторана. Есть ребята, которые работают официантами. Зато когда американские спортсмены добиваются успехов, у них проблем с деньгами точно нет. У Грейси Голд, например, бесконечное количество спонсоров, она — лицо американского фигурного катания.

prosport-online.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...