Загадка Медведевой. Репортаж из Марселя о втором дне финала «Гран-при»

Второй день финала «Гран-при» ознаменовался двумя российскими победами и двумя мировыми рекордами. Обозреватель «Советского спорта» – о том, как это было.

ГОРОД С «ТРАВКОЙ»

Если кто-то посчитал мои рассказы об опасностях Марселя преувеличением, то вот вам подтверждение того, что преступность здесь действительно есть — у российского юниора Дмитрия Алиева украли деньги. А еще коллеги рассказывают, что здесь можно идти по улице прямо в центре города и внезапно почувствовать запах «травки». Правдивость этой информации подтвердить не могу, потому что просто не знаю, как эта «травка» пахнет. Но если это так — как говорится, все с Марселем понятно.

И все же здесь есть очень-очень большой плюс. В Европе не так уж и много мест, где в декабре можно ходить по улице в рубашке с коротким рукавом. Марсель к их числу относится. Руководство Международного союза конькобежцев, третий год подряд вручая право проведения финала «Гран-при» средиземноморским городам (в 2014 и 2015-м это была Барселона), делает большой подарок тем, кто приезжает на эти соревнования из тех уголков планеты, где сейчас мороз и не очень много солнца. Да, воруют, да, по ночам ходить на улицах не рекомендуется — но зато днем благодать. И фигуристы этому, поверьте, рады не меньше журналистов.

НОВАЯ МЕДВЕДЕВА

Первые награды финала «Гран-при» по традиции разыграли юниоры. В состязаниях танцоров победа в последний момент, увы, от нашей пары ускользнула. Алла Лобода и Павел Дрозд лидировали после короткой программы, но в произвольной их на какие-то копейки обошли американцы Рэчел и Майкл Парсонс. Далеко не единогласным решением арбитров. Анализ еще впереди, но уже очевидно, что есть над чем порассуждать в плане судейской логики.

Зато потом подтвердила свой гроссмейстерский уровень Алина Загитова, новая звездочка из группы Этери Тутберидзе. 70 с лишним баллов в короткой программе — это было круто. 136 с половиной в произвольной — результат не менее впечатляющий. Алина не допустила в Марселе не единой помарки, чем живо напомнила катание Евгении Медведевой год назад во взрослом финале «Гран-при» в Барселоне — когда стало окончательно понятно, что эта фигуристка вихрем ворвалась в элиту не просто так.

А еще Загитова выступала в победной произвольной программе в платье, которое один в один напоминало костюм Медведевой образца трехлетней давности. Чтобы уточнить, не случайно ли это, я подошел к Алине после окончания соревнований.

— Действительно, это платье Жени, — чуть-чуть смутившись, раскрыла секрет Загитова. — То самое.

— И как так вышло?
— Оказалось, что оно очень подходит к музыке моей программы — «Дон Кихот». Этери Георгиевне понравилось, и Женя не возражала, чтобы я в нем выступала.

— Что-то есть в этом символичное, не правда ли?
— Да. Я стараюсь учиться у Жени, и она мне помогает на тренировках, что-то может подсказать, если я спрошу.

Вот так в Марселе появилась новая Медведева — 14-летняя фигуристка, которая, очень вероятно, уже через год-другой из звездочки превратится в звезду.

«ЭТО НЕ ЧЕМПИОНАТ МИРА»

Французские рестораны, как известно, вечером начинают работать в 19.00 — и именно в это время на лед марсельской арены «Омниспорт» вышли взрослые танцоры с короткой программой. И те, кто пренебрег трапезой в пользу фигурного катания, не прогадали. Здесь было настоящее зрелище для гурманов.

В первую очередь это, конечно, потрясающее выступление Тессы Вирчу и Скотта Мойра, которые во втором турнире подряд побили мировой рекорд и стали первой танцевальной парой, преодолевшей в этом сегменте соревнований отметку в 80 баллов. Кажется, снят вопрос о победителях не только финала «Гран-при», но и всех остальных стартов сезона. Потому что Вирчу и Мойр, вернувшись после пропущенных двух сезонов, только прибавляют.

И, конечно, в этот вечер прекрасно откатались наши Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Их отставание в три балла от двукратных чемпионов мира из Франции Габриэллы Пападакис/Гийома Сизерона, а также американцев Майи и Алекса Шибутани — это совсем немного. Это показатель того, что Боброва и Соловьев движутся в правильном направлении.

— Вы чуть-чуть уступили своему лучшему результату в нынешнем сезоне — несколько десятых балла. Ощущаете в чем это выразилось? — вопрос пятикратным чемпионам России сразу после их проката.
— Много факторов, — рассказывает Соловьев. — Судьи ведь люди, кому-то одно выступление понравилось больше, кому-то меньше. Двух одинаковых прокатов не бывает, даже если они близки по оценкам.

— Я все же думаю, сегодня было наше лучшее выступление в сезоне, — продолжает Боброва. — Потому что мы показали не только техническую стабильность, но и эмоции. И еще такой фактор: если сравнивать с московским этапом «Гран-при», где мы получили нашу самую высокую оценку в сезоне, то там было три пары высокого уровня. Здесь их шесть — все мировые лидеры. Поэтому мы считаем, что у нас хорошая оценка. Расстроены, правда, что получили третий уровень сложности за блюз — обязательную часть танца. Мы над ним много работали. Надо будет разобраться.

— Нерв в этих соревнованиях, которые многие называют мини-чемпионатом мира, чувствуется?
— Я не считаю, что финал «Гран-при» можно сравнивать с чемпионатом мира, — качает головой фигуристка. — Здесь выступают шесть пар, которые прошли отборочные этапы. А на чемпионате мира будут и другие российские пары, и канадские сильные дуэты, и итальянские. Все катаются на примерно одинаковом уровне. Здесь ниже шестого места не упадешь, грубо говоря. А там совсем другой уровень.

— То есть здесь вы не нервничаете?
— Нервы есть всегда, но мы научились с ними справляться, — поясняет партнер. — Умеем побороть неприятные ощущения, эмоциональность и взять себя в руки.

— И потом, я же не выхожу на лед делать четверной прыжок, который я не умею исполнять, — подхватывает Екатерина. — Мы умеем делать все, что выходим показывать в соревнованиях. Почему мы должны нервничать?

— Реально добраться до уровня в 80 баллов в коротком танце? И что вам надо сделать, чтобы получить такие оценки — например, исполнить дорожку шагов на самый высокий, четвертый уровень сложности?
— Что нужно сделать в дорожке на четвертый уровень, легче показать на льду, чем объяснить словами, — улыбается Соловьев. — Но я попробую: в скобке с внутреннего ребра без снега перейти на наружное ребро. И сделать это, конечно, реально. А чтобы получить 80 баллов, надо программу исполнить так, чтобы она понравилась судьям.

— Или в этом, или в прошлом сезоне, например, польская пара, которая не входит в элиту, получила четвертый уровень за дорожку шагов. Так что все это могут сделать — в том числе и мы, — говорит Боброва.

ТРИУМФ «РЫЖИКОВ»

Развязка состязаний финала «Гран-при» в парном катании имела большое значение для будущего этой дисциплины в России. Евгения Тарасова и Владимир Морозов, известные в кругах болельщиков под ласковым прозвищем «Рыжики», везли после короткой программы всем соперникам такое серьезное преимущество, которое могли растерять только сорвав произвольный прокат. Что с ними в нынешнем сезоне уже случалось — и на этапе «Гран-при» в Америке, и на Trophee de France.

Но в Марселе все наконец-то для Тарасовой и Морозова сложилось как надо. Главные их конкуренты, двукратные чемпионы мира из Канады Меган Дюамель и Эрик Редфорд, что называется, накосячили в произвольной программе не меньше чем в короткой. А «Рыжики» в самом начале проката исполнили чистейшую четверную подкрутку. И потом, хоть и ошибались силами партнера в параллельных прыжках, но незначительно. Так первая серьезная взрослая победа Тарасовой и Морозова — тех, кому суждено стать лидерами нашего парного катания — стала явью.

— Вы говорили, что каждый спортсмен должен быть не только технически, но и морально готов стать чемпионом. Этот момент наступил? — спрашиваю Нину Мозер, тренера победителей финала «Гран-при».
— Надеюсь, что да. Женька точно готова, она была безупречна в своем катании. Володя на пути, он немножко ошибся. Но зато он первый раз прыгнул тулуп на старте. У нас это был камень преткновения. И я очень довольна, что ребята исполнили очень хороший четверной подкрут.

— Не сомневались в них перед произвольной программой?
— Увидела по глазам, что этот турнир они уже воспринимают, как раньше было принято говорить, с правильным спортивным настроем. И это мне в них понравилось.

Сами фигуристы назвали свой прокат одним из самых удачных в карьере.

— Рад, что мы после ошибки в прыжке не замедлились, не потеряли хода, не снизили эмоциональной подачи, — комментирует Морозов выступление.

— Настраивались сейчас как-то по-особенному, чтобы не повторять ошибок этапов «Гран-при» в США и Франции?
— Я считаю, плохо мы выступили только в Америке, и на это были свои причины. В Париже прокат получился достойным, всего с одной ошибкой. Думаю, мы с каждым стартом исполняем произвольную программу все лучше и лучше.

— Четверная подкрутка вам особенно удалась.
— Да, мы наконец-то за нее получили больше баллов, чем за чистую тройную. Многие говорят: зачем мы исполняем четверную подкрутку, если получаем за нее меньше баллов, чем за тройную? Сегодняшний старт показал, что мы на правильном пути. И исполнять тройную подкрутку мы больше не будем.

СЕКРЕТ НЕ В РЫБАХ

Четыре российских участницы финала «Гран-при» в женском одиночном катании начали выступление в соревнованиях позднее всех остальных — в пятницу уже совсем поздним вечером. Даже две их иностранные соперницы, японка Сатоко Мияхара и канадка Кейтлин Осмонд, выступили раньше. И дали понять, что мечты о российском пьедестале будет реализовать очень непросто. С помощью некоторой судейской поддержки, конечно. Обе улучшили свои личные рекорды, получив в районе 74-75 баллов, и это означало, что права на ошибку у наших девушек нет — иначе отодвинут.

Но, увы, именно это случилось с Марией Сотсковой, российской дебютанткой финала «Гран-при». Два недокрута на прыжках — и прощай надежда на медаль. Отыграть десять баллов отставания в произвольной программе будет очень трудно в том числе и потому, что за компоненты вице-чемпионка мира среди юниоров получила меньше всех. Это показатель, что именно Сотсковой судьи уготовили роль аутсайдера.

Следом настал через Анны Погорилой, которая, напротив, технически готова взять на себя роль лидера. Но короткая программа в Марселе показала, что ей, возможно, для осознания этой готовности необходимо еще некоторое время. Анна так волновалась, что умудрилась споткнуться и неудачно дернуться еще до начала выступления, перед тем, как встать в стартовую позу. Можно только догадываться, каких усилий ей стоило собраться на прокат. А спасение безнадежного риттбергера в данной ситуации вообще стало подвигом. Собственно, именно благодаря этому «сэйву» Погорилая идет практически вровень с Мияхарой и Осмонд.

Елена Радионова, на утренней тренировке сорвавшая в контрольном прокате лутц, на соревнованиях этот прыжок в каскаде с тройным тулупом исполнила идеально. А вот риттбергер подвел — недокрут на этом прыжке стоил Елене тех баллов, которых ей не хватило. Догнать лидирующую четверку Радионовой будет очень непросто, но многое, конечно, будет зависеть от проката соперниц.

Зато потом Евгения Медведева докрутила все как надо. И заставила еще раз поразиться, как она умеет отключаться от всего окружающего. Вот, например, разминочная зона для спортсменов в марсельском «Омниспорте» — практически в пресс-центре, где сплошной галдеж. Внизу, там где фигуристы выходят на лед, кучкуется огромная толпа людей, желающих с тобой или пошутить, или сфотографироваться, или просто поболтать. Как тут не сбиться с настроя?

А сбиться может кто угодно, но только не Медведева. Чемпионка мира хладнокровно выдала очередной рекордный прокат. Два с половиной года держалось достижение японки Мао Асады, установленное в короткой программе на чемпионате мира 2014 года в Сайтаме. Держалось — и рухнуло. И кстати на этот раз Медведева призналась, что знала о мировом рекорде, когда увидела свои оценки на компьютере. «Мне недавно не хватило нескольких сотых до него, так что я была в курсе, что там за цифры», — улыбнулась она.

В целом же Медведева оценила на пресс-конференции свое выступление как хорошее, но неидеальное. А я решил спросить чемпионку мира о необычном тренировочном костюме, в котором она вышла на лед в пятницу утром. Необычность его в том, что тематически он посвящен Японии, культуру которой так искренне и с любовью воспринимает Евгения. На спине этого костюма были нарисованы две изогнувшиеся в известном восточном символе рыбы, а на груди — иероглиф.

— Рыбы особого значения в этом костюме не несут, — рассказала потом Медведева. — А вот иероглиф несет?

— Честно пытался найти этот иероглиф в словаре.
— Так это иероглиф, посвященный мне. Понятно, что найти его нигде невозможно, — смеется Женя.

— Кто вам подарил такую красоту — болельщики?
— Нет. Могу рассказать, что я готовлю очень-очень большой сюрприз. Но это все, — хитро улыбается чемпионка мира.

Какая же она все-таки загадочная!

СТАТИСТИКА

Финал «Гран-при». Марсель

Юниоры

Итоговое положение

Девушки

1. Алина Загитова — 207,43
2. Анастасия Губанова (обе — Россия) — 194,07
3. Каори Сакамото (Япония) — 176,33
…5. Елизавета Нугуманова (Россия) — 170,08

Танцы на льду

1. Рэчел Парсонс/Майкл Парсонс (США) — 162,50
2. Алла Лобода/Павел Дрозд (Россия) — 161,87
3. Лорен Макнамара/Куинн Карпентер (США) — 153,47
…6. Анастасия Шпилевая/Григорий Смирнов (Россия) — 140,64

Взрослые

Спортивные пары

Итоговое положение

1. Евгения Тарасова/Владимир Морозов (Россия) — 213,85
2. Юй Сяоюй/Чжан Хао (Китай) — 206,71
3. Меган Дюамель/Эрик Редфорд (Канада) — 205,99
4. Наталья Забияко/Александр Энберт (Россия) — 188,32

Танцы на льду

После короткой программы

1. Тесса Вирчу/Скотт Мойр (Канада) — 80,50
2. Майя Шибутани/Алекс Шибутани (США) — 77,97
3. Габриэлла Пападакис/Гийом Сизерон (Франция) — 77,86
4. Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев (Россия) — 74,04

Женщины

После короткой программы

1. Евгения Медведева (Россия) — 79,21
2. Кейтлин Осмонд (Канада) — 75,54
3. Сатоко Мияхара (Япония) — 74,64
4. Анна Погорилая (Россия) — 73,29
5. Елена Радионова (Россия) — 68,98
6. Мария Сотскова (Россия) — 65,74

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...