Никита Кацалапов: мы не ставили перед собой цель кого-то обогнать

По окончании соревнований Кацалапов поделился пережитыми ощущениями со специальным корреспондентом РИА Новости Еленой Вайцеховской.

— Как происходят такие ошибки, как та, что случилась у вас в короткой программы, где вы недодержали вращательную поддержку? Это идет от головы или от эмоций?

— Произошел чисто технический сбой. В этой поддержке многое зависит от того, как я в начальной позиции берусь за Вику руками. Если хват получается неудобным, ритм вращения сбивается ровно на один оборот. И исправить это уже не представляется возможным. Поскольку мы не раз сталкивались с этим в тренировках, когда только начинали этот элемент отрабатывать, то примерно за месяц до Финала Гран-при даже предложили тренерам поддержку поменять, благо резервный вариант у нас тоже есть. Но потом мы все совместно решили, что имеет смысл попробовать довести исполнение вращения до автоматизма. В тренировках, кстати, все получалось уже совершенно безукоризненно. Сто раз из ста. Так что неудача стала неприятным сюрпризом.

— Вы сразу поняли, что случилась ошибка, или только когда увидели оценки на табло?

— Сразу, конечно. Еще вращаться не закончили, а уже все было ясно.

— Чего в связи с этим больше всего опасались перед произвольной программой?

— Вообще ничего не боялись. Очень хотелось кататься.

— Это вам удалось блестяще, можно только поздравить. Нет сейчас хотя бы легкого сожаления, что если бы не та злосчастная ошибка, итоговый результат мог бы получиться иным?

— Конечно, такое сожаление есть. И вчера было. Но мы старались об этом не думать, поскольку нужно было настраиваться уже на новый прокат, но, да – потеряли на вращении где-то два – два с половиной балла.

— Психологически вас не подкосил тот факт, что после короткой программы вы проигрывали не только американцам, но и итальянскому дуэту Гиньяр/Фаббри?

— На это мы с Викой вообще не обращали внимания, соревновались только сами с собой. Понятно, что нам не все равно, какие места мы занимаем, но тут-то что можно было поделать? Случилось – и случилось. Работаем дальше.

— В этом сезоне вы, Никита, стали совершенно иначе выглядеть на льду. Что такого поняли о фигурном катании, чего не понимали раньше?

— Мне просто снова стало очень нравиться кататься. Серьезно. Был период, когда я этот кайф потерял, не стану скрывать, но сейчас удовольствие снова вернулось.

— Как долго, по вашим ощущениям, вы скатывались с Викой до того, как поняли, что этот процесс можно считать завершенным?

— Ровно полтора года. Первое время, случалось, вообще ехали в разных направлениях. Но это не раздражало. Сейчас мы очень внимательно друг друга слушаем, и могу точно сказать, что понимаем друг друга на сто процентов. Даже иногда без слов. Если первое время какие-то замечания со стороны Вики я воспринимал настороженно, то сейчас реагирую совершенно иначе – выполняю все ее пожелания.

— Кто из вас более азартен в соревнованиях?

— Никогда не думал об этом. Нам обоим очень нравится выступать, нравится бороться с соперниками, и это, наверное, главное.

— С вашим размашистым катанием не сложно было переключаться с европейских площадок на канадский размер?

— В этом вообще не было проблем. В Ванкувере совершенно потрясающее качество льда. Считается, что это особенно важно для тех, кто выступает в одиночном катании, но на самом деле в танцах качество льда имеет ничуть не меньшее значение и на многое влияет. Лед безо всякого преувеличения был просто потрясающим. Наверное, поэтому более узкое поле не создавало нам вообще никаких неудобств. Одна тренировка – и ко всему привыкли. К тому же в этом сезоне у нас с Викой уже был опыт выступления на катке такого размера – на этапе Гран-при в Канаде.

— Вплоть до нынешнего сезона у вас был очень жесткий тренировочный спарринг с Екатериной Бобровой и Дмитрием Соловьевым. Сейчас, когда эта пара прекратила тренировки, стало комфортнее или сложнее?

— Не скажу, что мы как-то ощущали эту конкуренцию. У нас же есть еще Кирилл (Халявин) с Сарой (Уртадо), с которыми мы тренируемся в одной группе. Так что со спаррингом все по-прежнему в порядке.

— Знаю, что для Александры Степановой и Ивана Букина было важно не проиграть вам в Ванкувере. А для вас внутренняя конкуренция имела значение?

— О таких вещах мы не думали. Чувствовали себя достаточно уверенно, знали, что много работали и улучшаем катание от старта к старту. Понятно, что соперничество всегда подстегивает, но говорю совершенно откровенно: мы вообще не ставили перед собой цель кого-то обогнать, превысить чьи-то баллы. У нас своя дорожка. Мы на нее встали – и по ней идем.

— Дорожка четвертого уровня сложности?

— Я бы сказал, что пока третьего. Так что есть куда расти.

— Кстати, если ориентироваться на ваши ощущения – на результат какого порядка вы считаете возможным выйти в этом сезоне? Катались-то в Ванкувере замечательно. Можно ли сделать лучше?

— Сто процентов да. До этапа Гран-при во Франции у нас был тренировочный прокат, равного которому по ощущениям я, наверное, не припомню. С первой минуты танца и до последней я словно летел куда-то и даже совсем не устал в конце. Не знаю, как тот прокат смотрелся со стороны, но для меня он стал эталонным. Таким, к которому очень хочется стремиться. Чтобы было красиво, мощно, чтобы вообще не нужно было думать об элементах, не нужно было контролировать партнера. И чтобы все получалось максимально чисто. Нехилая такая мечта, да?

rsport.ria.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...